Экономика

Факт по плану

Взносы на капитальный ремонт жилья мы платим уже восьмой год, а принципы, по которым действует программа капремонта, понятны не всегда, не все и не всем. Может быть, поэтому собственники не особо активно платят взносы в Фонд капитального ремонта Кузбасса? Или они просто не верят в то, что их финансы в результате обратятся в качественный и своевременный капремонт?
Согласно финансовой отчетности регионального Фонда капремонта (опубликована на интернет-сайте ФКР), на 31 декабря 2020 года задолженность собственников помещений в МКД по взносам на капитальный ремонт фонду составила почти два миллиарда рублей. В то же время объем целевых средств, поступивших в фонд в 2020 году для финансирования капремонта в жилых домах, составил более 4-х миллиардов рублей.
Если история с якобы уплатой взносов «в Красноярск» уже осталась в прошлом (хотя многие плательщики до сих пор искренне считают, что они платят за капремонт «куда-то в Москву»), то что такое специальный счет и как распределяются средства, поступающие на счет регионального Фонда капремонта, знают далеко не все. И потому часто обращаются в редакцию с вопросами по этому поводу: видимо, больше информацию почерпнуть негде.
Недавно в «Кузнецкий рабочий» обратился читатель: ТСЖ, которое управляет его домом, открыло спецсчет, чтобы аккумулировать на нем взносы на капитальный ремонт, и собственник жилья опасался, что эти деньги идут в чей-то карман, а уже выплаченные на счет фонда средства никогда не вернутся в распоряжение дома. К сожалению, он не владел информацией, когда в его доме планируется капремонт, и ничего не слышал о Региональной программе капитального ремонта или краткосрочном плане капремонта, где все эти сведения содержатся?
Мы постарались убедить посетителя, что повода для беспокойства нет: по законодательству ранее выплаченные деньги должны вернуться на спецсчет — через год после принятия решения о формировании накоплений на специальном счете (об этом говорится в статье 173 Жилищного кодекса РФ).
Но, конечно, к системе сбора средств на капремонт жилья много вполне оправданных претензий. Уж больно похожа она на пирамиду: тем, кто оказался в числе первых в очереди на ремонт крыши, лифта или инженерных коммуникаций, может повезти больше, чем жильцам, чей ремонт запланирован ближе к 2043 году. Да и собственно Фонду капитального ремонта Кузбасса почему-то никто не задает вопрос: а почему фонд и его учредитель — областной Департамент жилищно-коммунального и дорожного комплекса Кемеровской области — допускают, что фондом накоплена такая задолженность по взносам собственников? Ведь она образовалась не за один год.
Фонд капремонта отчитался и об исполнении плана за 2020 год. Собственникам жилья начислили в качестве взносов более 3,2 миллиарда рублей, но те не «донесли» более 400 миллионов. При этом по плану отремонтировать в Кузбассе в 2020 году должны были 1253 дома, а фактически ремонт состоялся в 1010-ти. А еще оставались «хвосты» с 2019 и 2018 годов, и тут из 116 домов завершить работы получилось только в 88-ми.
Словом, факт пытается догнать план. И при этом есть множество претензий к подрядчикам из-за явной халтуры и затягивания сроков работ — вспомните обрушившуюся зимой крышу в ходе ремонта дома на улице Ленина. Да и дома имеют свойство ветшать вопреки всем ожиданиям специалистов. То кровля прохудится, то лифт откажет. А срок ремонта, даже по краткосрочному, регулярно обновляемому плану, — через 2 — 3 года. Как быть?
Верховный суд РФ разбирал интересную ситуацию, с которой столкнулись жильцы одного из домов в Екатеринбурге. В доме сломался лифт — вышел из строя канат ограничителя скорости. Эксплуатировать неисправное лифтовое оборудование нельзя — опасно для жизни людей, и лифт остановили. Что такое единственный лифт для жителей 16-этажного дома, объяснять не надо.
По Жилищному кодексу замена и ремонт лифта относится к капитальному ремонту. И по программе капремонта Свердловской области эти работы были запланированы на 2036 — 2038 годы! Чтобы перенести сроки, необходимо решение общего собрания собственников помещений. Управляющая компания предупредила об этом жильцов, но те собрание по какой-то причине не провели. Зато начали жаловаться в УК на неработающий лифт. И компания приняла решение: заменить канат ограничителя скорости. За свой счет. Стоимость работ составила 9663 рубля 88 копеек. И эти деньги компания взыскала с регионального фонда капитального ремонта. Ведь лифт следует ремонтировать за счет взносов на капремонт, а управляющая компания не имеет права ни собирать деньги по статье «капремонт», ни использовать на это целевые средства, предназначенные для текущего ремонта. Региональный оператор с этим не согласился.
Разбирательство завершилось в Верховном суде. Высшая инстанция согласилась с правом управляющей компании потребовать возмещения своих затрат из фонда капремонта и поддержавшими УК инстанциями арбитражного суда. Ведь неисправность лифтового оборудования создавала опасность для жизни и здоровья жильцов дома, а работы по ремонту лифтового оборудования относились на момент их проведения к неотложным работам, так как в случае их невыполнения сохранялась вероятность наступления неблагоприятных последствий для жителей. Так что на компанию в силу закона была возложена обязанность по организации работы лифта. И компания могла требовать взыскания соответствующих расходов.
Конечно, сумма, не превышающая 10 тысяч рублей, не разорила бы управляющую компанию. Если бы поломка была более серьезной, а ремонт — более дорогостоящим (вплоть до замены лифта) — как бы поступила компания в таком случае? Возможно, лифт бы остановили на неопределенное время. Может быть, тогда жильцы побыстрее задумались бы о проведении собрания, чтобы обратиться в фонд капремонта с заявлением о переносе сроков работ?

Анна Лиханова. Александр Бокин (фото из архива) Экономика 08 Июн 2021 года 54 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *