Экономика

Ешь своё, кузбасское

В марте 2019 года в Кемеровской области утверждена “Стратегия развития сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности области на период до 2035 года”. Новый документ пришел на смену стратегии развития пищевой и перерабатывающей промышленности в Кемеровской области до 2025 года, принятой в 2010 году. Прежняя, вероятно, перестала выполнять задачи планирования на долгосрочную перспективу: 2025-й уже не за горами. К тому же теперь мы должны руководствоваться стратегией социально-экономического развития Кемеровской области до 2035 года.

Конечная цель реализации новой “продовольственной” стратегии — создание эффективного аграрного сектора, способного обеспечить потребности региона в основных видах продовольствия и сельскохозяйственного сырья, превратить сельхозтоваропроизводителя в кредитоспособного и инвестиционно активного субъекта рыночной экономики, имеющего выход на областной, внутрироссийский и мировой рынки. Серьезные планы. Практически наполеоновские. 
При этом за аналитический период стратегии взяты 2012 — 2016 годы, а ее реализация будет осуществляться в три этапа: I этап — до 2020 года; II этап — 2020 — 2024 годы; III этап — 2025 — 2035 годы. 
Разработчики не могли не признать, что в последние годы в нашем сельском хозяйстве далеко не все прекрасно. Отчасти потому, что “Кемеровская область является высокоурбанизированным индустриальным регионом с развитой металлургической, химической и горной промышленностью”. 
При этом область имеет самую высокую плотность населения среди всех регионов Сибирского федерального округа (28,2 человека на 1 кв. км, а в среднем по СФО — 3,8, по России — 8,6), но доля сельского населения в общей численности населения области составляет лишь 14 процентов, в среднем по СФО — 27 процентов, по России — 26 процентов. 
“Не все население, проживающее в сельской местности, является активным и занятым в сельском хозяйстве. Численность занятого населения в сельском хозяйстве составила в 2016 году 3,5 процента к численности экономически активного населения области. То есть на каждого сельского жителя Кузбасса, занятого в сельхозпроизводстве, приходится 55 горожан”. 
Да и доля сельского хозяйства в структуре валового регионального продукта (ВРП) области довольно низка. И колеблется на уровне 2,9 — 4,1 процента в разные годы (для сравнения: по СФО — 6,2 процента, по России — 4,1 процента). Это объясняется ярко выраженной промышленной специализацией области. 
Для сельского хозяйства Кемеровской области традиционно характерна мясомолочная животноводческая специализация, кроме того, среди ведущих направлений отрасли региона можно отметить выращивание зерновых, кормовых культур и картофеля. 
Если взять общий объем производства пищевых продуктов в регионе, то в структуре оборота отдельных отраслей предприятий пищевой и перерабатывающей промышленности области выработка мяса и мясопродуктов упала с 14 процентов в 2012 году до 6,8 процента в 2016-м, производство молочных продуктов снизилось с 31,3 процента в 2012 году до 22,6 — в 2016-м, выпуск напитков (как алкогольных, так и безалкогольных) сократился с 24,9 процента в 2012 году до 17,3 процента в 2016-м, зато производство прочих пищевых продуктов (хлеба и хлебных изделий, “кондитерки”) выросло с 28,1 процента до 47,5 процента. И мукомольно-крупяная промышленность пошла в рост: в 2012 и 2013 годах ее вклад в общий объем был нулевым, а в 2016-м доля достигла 5,8 процента. 
“Общий спад производства продуктов питания в области обусловлен высокой конкуренцией со стороны аналогичных товаров российских производителей, которые активно завозятся в Кемеровскую область крупными федеральными торговыми сетями”, — утверждают разработчики стратегии. 
При этом отмечается, что личными подсобными хозяйствами области (ЛПХ) в 2016 году произведено 78,2 процента картофеля, 77,4 процента овощей и 52,7 процента молока от валового производства всех хозяйств области. То есть граждане по-прежнему стараются кормить себя сами: на 1 января 2017 года в Кемеровской области действовали 153 тысячи личных подсобных хозяйств и лишь 2165 крестьянских (фермерских) хозяйств (КФХ) и индивидуальных предпринимателей, которые в 2016 году произвели сельскохозяйственной продукции на сумму более 32 миллиардов рублей, или 57,3 процента от областных объемов. В том числе КФХ — на 6,2 миллиарда, а ЛПХ — на 26,6 миллиарда рублей! 
И все же обеспеченность населения основными пищевыми продуктами остается значительно ниже рекомендованных рациональных норм потребления: молока и молокопродуктов — 64,6 процента, рыбы и рыбопродуктов — 59,1 процента, овощей — 60 процентов, фруктов и ягод — 45 процентов. Превышение норм питания наблюдается в потреблении яиц (на 5,8 процента), хлебопродуктов (на 21,9 процента), картофеля (на 46,7 процента). 
В 2016 году в области было произведено 95,8 тысячи тонн мяса и мясных продуктов при годовой потребности населения Кузбасса, рассчитанной в соответствии с рациональными нормами потребления, — 198,1 тысячи тонн. А необходимый годовой объем собственного производства, обеспечивающий продовольственную безопасность — 168,4 тысячи тонн. Фактически же потребили 199,1 тысячи тонн. 
Собственного молока для продовольственной безопасности нам надо не меньше 793 тысяч тонн, производим 382,3 тысячи тонн, а потребили за 2016 год 614,6 тысячи тонн. То есть своего молока из всего потребленного — лишь 62,2 процента. 
Зато яиц и картофеля у нас на самом деле полно: яиц в 2016-м произвели в полтора раза больше, чем нужно есть по нормам, хоть и меньше, чем съели, и в два раза больше, чем надо для обеспечения продовольственной безопасности. А картошки нам надо бы есть чуть больше 244 тысяч тонн в год, в 2016-м произвели 704 тысячи, а съели 690,5 тысячи. Картошка, говорят, — второй хлеб… 
Так что же предлагают “стратеги”, чтобы к 2035 году кормить регион досыта своим, кузбасским? Было выбрано три качественно отличных сценария развития сельского хозяйства в долгосрочной перспективе — инерционный (пессимистический), базовый (реальный) и инновационный (оптимистический). Оптимистический отвергли как маловероятный. Пессимистический признали бесперспективным и нежелательным. Остался реальный, предполагающий извлечение максимальной выгоды от конкурентных преимуществ отрасли. 
Если в первом этапе планируется стабилизация ситуации в аграрном секторе экономики Кемеровской области и создание условий для его устойчивого развития, то на второй запланирована модернизация производственно-технической базы сельского хозяйства и достижение устойчивого роста производства сельхозпродукции и так далее. А третий этап нацелен на решение задач инновационного развития АПК, достижения уровня производства, обеспечивающего продовольственную обеспеченность региона. 
К примеру, на I этапе (до 2020 года) развития растениеводства в Кемеровской области среди приоритетных направлений называются вовлечение в оборот неиспользуемых земель сельскохозяйственного назначения, привлечение к данному процессу эффективно работающих собственников, инвесторов. А также “создание регионального геоаналитического центра для инвентаризации и мониторинга земель сельскохозяйственного назначения, выявления неиспользуемых земель, контроля мероприятий по вводу их в оборот и дальнейшего целевого использования, мониторинга плодородия сельскохозяйственных земель и состояния посевов на основе анализа космических снимков и съемок беспилотных летальных аппаратов…” Как быть с землями сельхозназначения, которые в изрядном количестве переводятся в другую категорию — для нужд промышленности? Им беспилотники уже не помогут…  
Ольга Осипова Экономика 19.03.2019 574

Добавить комментарий