Человеческое измерение

Михаил Боярский

• Меня бесит, что сейчас в стране каждый второй — композитор, каждый третий — поэт, хотя по сути они ни черта в этом деле не смыслят. 

• Этап для мужчины — не сыграть Д‘Артаньяна, а прочесть книгу, после этого в нём что-то происходит. Появляется обострённое чувство дружбы, уважения к женщине. 
• Помогает войти в образ не рюмочка-другая, а женщина. Да, именно женщина. 
• Никогда не обманывая зрительских надежд, я всегда стараюсь дать больше, чем от меня ждут, потому что хорошо знаю, что только настоящий, трудолюбивый талант имеет право на таких поклонников, как Вы. 
• Научиться быть актером невозможно. Это либо дано, либо не дано. Прийти поленом к папе Карло и ждать, что он сделает из тебя Буратино, — так только в сказке бывает. 
• Сегодняшние молодые артисты занимаются фитнесом, не пьют, не курят. Молодцы! Мы в их годы ничем таким похвастаться не могли. 
• Для меня нет слова “звезда”, это что-то непонятное и промежуточное: есть просто артисты и такие артисты, которые выше понятия звездности, у них есть Имя. 
• Я не Толстой, чтобы в старости уйти странствовать, и не Гоголь, чтобы сжечь свой роман. И не игрок — без любви к рулетке. Моя страсть — разве что семья и дом. Я хотел бы жить, как японец: ничего лишнего. 
• Моя популярность детей всегда раздражала. Сергей и Лиза даже не хотели со мной пройтись по Дворцовой площади. 
• Сегодня — время осмысления. Мучительного осмысления, правильно или неправильно и вообще — зачем? — я живу, работаю, мучаюсь. 
Михаил Боярский, актёр театра и кино. 

Добавить комментарий