Суббота, 25 Ноября 2017 года
Издаётся с марта 1930 года
Общество
Живу за всех и для всех

Живу за всех и для всех

У нее яркое красивое имя - Янина. По одной из версий, оно произошло от имени Иоанн и означает - “милость Божия”. По другой - возникло от латинского Янус - бог солнца и света в древнеиталийской мифологии. Вторая версия по отношению к Янине Ивановне Шевцовой полностью отвергается - ни солнца, ни света она не видит. Сплошная темнота. А вот первая к ней полностью относится. Она, как человек, действительно “милость Божия”. Сегодня Янина Ивановна отмечает свой славный юбилей - 90-летие.
Так распорядилась судьба, что в полтора года Янина, перенеся тяжелую болезнь, ослепла. Малышка своего недуга не чувствовала. Росла она в большой дружной семье колхозников в белорусской деревне Сеножатки. Рядом всегда были мама, братья и сестра. В 37‑м, когда ей было 5 лет, отца, поляка по национальности, арестовали. Он умер в тюрьме. Спустя два десятка лет его реабилитировали.
“Мое детство закончилось, когда началась война, - рассказывает Янина Ивановна. - Тогда я училась в специализированной школе в Могилеве. Меня родственники успели забрать домой. Через месяц деревню заняли немцы. Это было страшное время. Фашисты бесчинствовали, не щадили никого. Если узнавали, что в какой-то дом ночью приходили партизаны, его сжигали, а хозяев расстреливали.
Мама меня оберегала, как могла. Всех “неполноценных” - евреев, цыган, инвалидов - немцы безжалостно уничтожали. Помню, мама меня все время прятала. Однажды куда-то мы быстро и долго бежали. Я совсем выбилась из сил и попросила: “Мамочка, оставь меня, брось... Спасайся сама!” А мама только крепче сжимала мою руку. Я не знаю, как выглядела мама, но до сих пор помню её руки.
Когда в 44-м в деревню пришли наши войска, мы встречали их и плакали от радости. Один солдат подошел ко мне, обнял: “Девочка, ну что ты плачешь? Я русский, советский. Потрогай мою каску...” Войну я знаю не по фильмам и книгам”.
Когда Янина заканчивала школу, умерла её мама. А потом в ее жизни случилась светлая, самая радостная полоса. Янина поступила в Ленинградский государственный педагогический институт имени А.И. Герцена. “На курсе среди обычных студентов, - рассказывает она, - нас, незрячих, было четверо. Но, чудо, окруженные вниманием, мы чувствовали себя равными со всеми. Как и все, писали лекции, готовились к семинарам, сдавали экзамены”.
Ответственная и старательная Янина училась с большим рвением, надеяться было не на кого. В ее зачетке были сплошные пятерки, за что она получала повышенную стипендию. “В Ленинград я приехала с небольшой котомкой, - говорит Янина Ивановна, - там был весь мой скудный “гардероб”, одежка, которую выдали в школе-интернате. На повышенную стипендию девочки помогли мне приодеться. Не могла же я в театр пойти в казенном!
Ленинград - моя любовь. Мы гуляли по городу, сокурсницы рассказывали о его достопримечательностях, красотах. Театр стал моей настоящей страстью. Я прослушала все оперы, и не по одному разу. В какой-то мере я считаю себя знатоком оперного искусства”.
Там, в Ленинграде, у Янины произошло еще одно значимое событие. В институте она встретила своего будущего мужа. Он тоже был “тотальником”, то есть окружающий мир - сплошная чернота, ни лучика, ни пятнышка. Вместе они после окончания вуза распределились в Алтайский край в специализированную школу для слепых и слабовидящих. Янина как учитель русского языка и литературы, ее муж Георгий - историком.
В поселке Соколово Зонального района молодых преподавателей встретили радушно. Определили на квартиру недалеко от школы. “Освоились мы быстро, - вспоминает Янина Ивановна, - хоть дом и был неблагоустроенный, без воды и “удобств”. По хозяйству управлялись сами: муж носил воду, колол дрова, топил печь, я - готовила, стирала, убирала. Быт был налажен, как в обычной сельской семье. Когда родился наш первенец, сын Сережа, на помощь с Украины приехала моя свекровь. Потом родилась дочь Лена. Дети росли очень самостоятельными и во всем помогали нам. Впоследствии оба получили высшее образование”.
На Алтае Шевцовы прожили 25 лет, именно там Янине Ивановне присвоили звание “Отличник народного просвещения”. “Сначала в Алтайском крае, - рассказывает она, - было непривычно: морозные зимы, своеобразный уклад жизни, говор... Но вскоре мы стали своими, помогал учительский коллектив - добрые отзывчивые люди. Мне всегда везло на хороших людей. И с учениками быстро нашла общий язык. Чтобы им было проще, немного “подкорректировала” свое имя, назвалась Ниной Ивановной. Так меня они называют до сих пор”. Связь со многими не потеряна и сейчас. Когда наступает 6 октября, телефон Янины Ивановны не умолкает, идут звонки с поздравлениями, в том числе и от бывших учеников.
Возможно, благодаря своей профессии (работала в школе до 62-х лет) Янина Ивановна очень общительный, активный и творческий человек. “Увлекалась и увлекаюсь до сих пор музыкой, классической литературой. - И, улыбаясь, продолжает: - Бывало, даю урок по “Евгению Онегину”, например, в 8 “Б”, а сама радуюсь: какая прелесть, мне же эту тему еще и в параллельных “А”, “В” давать! Жаль, что в то время в школьных программах были упущены такие замечательные поэты, как Ахматова, Цветаева, Пастернак... Я их творчеством буквально очарована. Уже позднее прочитала много лекций о них, готовила музыкально-литературные композиции. Стараюсь в той же организации Всероссийского общества слепых (ВОС) передать людям все, что знаю сама, чем восхищаюсь”.
Янина Ивановна и сама пишет стихи. Трогательные, о родной Белоруссии: “Я вспоминаю деревню далекую. /Низенький домик, цветы на окне” или “Милое-милое, доброе-доброе / Детство мое вспоминается мне”. Конечно, о маме: “Чудится мне, будто с тихой молитвою / Мама моя пред иконой стоит...” Поразительно, но есть и такие: “Ах, лето красное, как хорошо. / Все кругом цветет, благоухает, / Песни распевает птичий хор, / Ранним утром солнышко встречает”. Ни красоты лета красного, ни цветов, ни солнышка она никогда не видела. “У меня вербальное восприятие, то есть на слух. Я никогда не видела лиц моих детей, внуков, правнуков, но я слышу их”. На слух она многое может. И это такой огромный мир, который иной и зрячий человек не осилит. “Слов нет, - говорит она, - я - инвалид, у меня большой недостаток. Но все зависит от самого человека. Я сама строила свою жизнь”. Кажется, что ее доброта, любовь ко всем и всему разрастаются с каждым ее новым последующим годом. Об этом и о ее мужестве и мудрости, незаурядном интеллекте очередное поздравление от друзей по ВОС.
Когда ее сейчас спрашивают, к какому торжеству она готовится, Янина Ивановна, улыбаясь, хитрит: “К …летию”. И действительно, стройная, худенькая, с прямой спиной, она легка на подъем. Надо рассказать о русском романсе? Пожалуйста! О музыке Свиридова, Чайковского, Рахманинова, Прокофьева... С превеликим удовольствием! Она прекрасно ориентируется в квартире, моментально достает с книжной полки книги, из тумбочки - бумаги, быстро и четко читает по Брайлю. Кстати, познакомила нас с техникой письма по системе Брайля. Это, я вам скажу, дело архисложное. Но Янина Ивановна мастерски и быстро пишет, и, конечно, читает, например, Евангелие. “Я утром и вечером молюсь, - говорит она. - Видите, сколько у меня икон. Молюсь не за себя, я прожила прекрасную интересную жизнь. Молюсь за близких, за прекрасных людей, которые меня окружают. Моя жизнь была бы менее удобна без моей снохи, жены сына, Галины, мы с ней живем вместе уже не один десяток лет, как я переехала к сыну в Новокузнецк. Чтобы я делала без моей помощницы, социального работника Галины Михайловны Дунаевой, которая мои глаза и опора во всем, моей соседки, читающей мне книги, газеты, в том числе и уважаемый мною “Кузнецкий рабочий”?! Сколько впечатлений приносят мне встречи с моими друзьями по Новокузнецкой организации Всероссийского общества слепых, заведующей нашей библиотекой Любови Валентиновны Мироновой... Молюсь за тех, кто ушел из моей жизни: маму, папу, братьев и сестру, мужа... Я живу за всех них”.
Грандиозных планов не строит. В юбилей встретиться с родными и близкими. В ноябре подготовить литературно-музыкальную композицию по творчеству Глинки. Давно не была в театре. Вот бы какую-нибудь оперу послушать! В общем - жить.
Ольга Волкова.
Александр Бокин (фото).

Ольга Волкова. Общество. Юбилей 06.10.2017 364
Комментарии читателей
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?
Другие материалы по теме Юбилей
Как в нашей “Гавани” прекрасны вечера!

Как в нашей “Гавани” прекрасны вечера!

Май 1997 года можно считать отправной точкой в создании песенного клуба “Гавань”.

15.11.2017 124 0
Народная галерея Василия Елесина

Народная галерея Василия Елесина

Уже двадцать лет подряд художники области отмечают годовщину Народной галереи Мысков. Основателем этой галереи в далеком 1997 году стал Василий Андреевич Елесин, воспитанник Дома детства № 95.

14.11.2017 183 0
СДЮСШОР "Буревестник": связь поколений

СДЮСШОР "Буревестник": связь поколений

В 2017 году отмечают 50-летие регби в Новокузнецке. Традиционно в центре регбийного внимания в городе находится мужская команда мастеров, которая в свое время была бронзовым призером чемпионата страны и сейчас выступает в премьер-лиге. Но любители овального мяча прекрасно знают и СДЮСШОР "Буревестник", в которой сейчас занимаются более шестисот мальчишек и девчонок разного возраста.

13.11.2017 120 0

“...Доброту не унесут”

Начало жизни члена совета ветеранов Заводского района Марии Ивановны Фисенко было непростым. Отец погиб на фронте, мать растила двух дочерей одна. Будучи рядовой колхозницей, она не умела даже расписаться, но для дочерей старалась сделать всё возможное. В родной деревне Муратово Ашмаринского сельсовета Маша окончила четыре класса. Семилетку - в Абагуре-Лесном. Весной и осенью ежедневно ходила из дому с другими ребятами за семь километров, зимой жила в Абагуре у дяди. После седьмого класса стала трудиться в колхозе. Была учётчиком, счетоводом. Стога обмеряла, заготовленный силос, ездила где на двуколке, где верхом на коне. Давали ей развозить талоны на питание механизаторам, доверяли печать. Хотя Маша была ещё несовершеннолетней.

10.11.2017 128 0