Пятница, 22 Июня 2018 года
Издаётся с марта 1930 года
Общество
Всем на зависть

Всем на зависть

Их судьбы повенчала война. Она принесла их семьям много бед и она помогла создать их семью. Елена Ивановна и Эвальд Генрихович Вейкум вместе уже 70 лет
Война с фашистской Германией для советских немцев, проживавших в СССР, стала двойной трагедией. Они, по мнению государства, во время боевых действий стали опасны, семьи подлежали принудительному переселению на окраины страны, трудоспособное население отправлялось в трудармию.
Семья Елены Ивановны жила в колхозе близ городка Острогожск, что недалеко от Воронежа. Когда в 42-м фронт вплотную придвинулся к населенному пункту, семьям этнических немцев, густо проживающих в этих местах, было дано три дня на сборы. Их переселяли в Сибирь. “Мне не было и тринадцати лет, - рассказывает Елена Ивановна, - помню, как с ребятней бегали в окопы к солдатам, носили воду. А потом мама сказала: “Собирайтесь. Уезжаем”. Она нас, пятерых детей, растила одна. Отца еще в 37-м расстреляли как врага народа. Потом, конечно, реабилитировали.
Приехали мы на вокзал. Две подводы с вещами, одна с нами, детьми и бабушкой. Больше шестидесяти немецких семей из пяти колхозов. Все население города, казалось, вышло нас провожать. Многие плакали, плакали и мы. Каждому из нас подарили “на дорожку” по кульку сахара. Сладкий такой, большими кусками. Надолго хватило. Состав длинный. В телячьих вагонах сделали нары, погрузили по 8 - 10 семей в один вагон, и двинулись мы без остановок на восток. Эвакуировались в октябре, в Тутуяс, на первое местожительства, приехали под Новый год.
Старшего брата Андрея забрали в трудармию. Мама, чтобы прокормиться, потом перевезла нас в Боровково, сама пошла работать на лесозаготовку. Ворочала бревна. Однажды высокий штабель покатился, мама попала под завал, ее выкинуло в реку. Успели поймать багром, обе ноги оказались сломанными”.
Вскоре семья Елены Ивановны переехала в колхоз имени Куйбышева под Садопарковым. Елена никакой работы не гнушалась. “И дояркой была, и скотницей, - вспоминает она, - и на быках сено возила. Немцам давали самый тяжелый труд, а платили меньше других”. Но девчонка она была боевая, работящая, все делала с огоньком. Заводила, одним словом, подружки так и хороводились около нее.
Однажды в колхоз приехали два незнакомца. На ферму за Еленой прибежал младший брат: “Пойдем скорей. Там к тебе жених явился”. “Как была в фуфайке и заляпанных сапогах, так и понеслась навстречу своему счастью, - смеется Елена Ивановна. - Я же почти год переписывалась с другом брата, они вместе работали на шахте в Воркуте. Прибежала, а их двое. Кого обнимать? Эвальд сделал ко мне шаг, поняла - он”.
019_24_2018.jpgЭвальд, которого по-русски называли Володей, принес в семью горестную весть. Его друг Андрей был взрывником и однажды во время смены погиб. Трудоармейцы работали в нечеловеческих условиях, от них требовалась лишь рабская покорность. Жили не лучше, чем заключенные: в бараках, за колючей проволокой, под конвоем. А вся вина их была лишь в том, что родились они немцами.
Семья Эвальда жила в Тбилиси. Там он и родился, оттуда его пятерых братьев и сестер во время войны раскидали по всей стране. “Потом удалось повидаться не со всеми, - вздыхает он. - В семье Елены меня приняли как родного. Она мне сразу понравилась. Красавица, кровь с молоком, хохотушка”.
Недолго собираясь, мать поставила две фляги бражки, и сыграли свадьбу. Гулял весь колхоз. Молодые миловались всего две недели. А потом Володе пришлось возвращаться по месту работы в Воркуту, “под комендатуру”, как говорит он.
Два года Елена писала во все инстанции, чтобы высвободить мужа. В центральную часть страны переселенцы вернуться не имели права. В Сталинск Эвальда наконец отпустили. “Еще долгое время он отмечался в “первом отделе”, - рассказывает Елена Ивановна, - но мы были вместе, и я перестала быть “соломенной женой”, так называла меня мама. Родился сын, мы его назвали в честь брата Андрея, вскоре дочь Лида. Володя пошел работать токарем на Куйбышевскую автобазу, я тоже выучилась на токаря. На работу вместе, с работы за руки. Так и жили все эти семьдесят лет”.
Эвальду Генриховичу сейчас 93 года, Елене Ивановне - 90. Она до сих пор быстрая, шустрая, на любую работу охочая. “Дети, конечно, помогают, - говорит она, - но мы дома со всем сами справляемся. На даче, правда, теперь, как баре, отдыхаем. Стараемся побольше гулять. Много внимания уделяем правнуку. Он наша несказанная радость”.
А еще они до сих пор с нежностью смотрят друг на друга. Мы спросили Елену Ивановну, что больше всего любит Эвальд Генрихович? “Да ему, чтобы я ни сделала, - откровенно отвечает она, - все ладно. Только по руке меня гладит”. На вопрос, что больше всего любит Елена Ивановна, Эвальд Генрихович ответил: “Меня!” Это действительно так. Завидуем.
Ольга Волкова.
Александр Бокин (фото).

Ольга Волкова. Общество. Семья 07.03.2018 571
Комментарии читателей
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?
Другие материалы по теме