Суббота, 25 Ноября 2017 года
Издаётся с марта 1930 года
Общество
Рядом с космосом

Рядом с космосом

Вечером в четверг 27 мая 1965 года я гулял с четырехлетним сыном по Улан-Батору. Настроение было приподнятое. Утром мне сообщили в роддоме, что в полночь появилась долгожданная дочь. Жена и ребенок чувствовали себя хорошо. От главпочтамта, недалеко от которого находилась наша квартира, мы прошли на главную площадь монгольской столицы - площадь Сухэ-Батора. Андрей обошел подножие памятника вождю, сидящему в седле коня с простертой вперед рукой.
Со стороны главного проспекта Мира медленно выехало два черных автомобиля - открытая “Чайка” и “Волга” с поднятыми стеклами. Недалеко от нас, у самого ограждения памятника автомобили остановились. Я сразу же узнал наших прославленных космонавтов: из “Чайки” вышли Андриян Николаев и Валентина Терешкова. Тогда уже все знали, что два года назад они стали мужем и женой и что у них растет дочь. Николаев был в военной форме подполковника. А Терешкова в белой кофточке с жакетом в руке. Сопровождавшие их два монгольских представителя, очевидно работники МИДа, стали рассказывать о памятнике и их национальном вожде и герое. Тогда русский язык в Монголии, особенно в крупных населенных пунктах, знала добрая половина жителей. Переводчики чаще всего были для проформы. В большинстве руководители разных рангов и ведущие специалисты в те времена учились в Советском Союзе и неплохо знали наш язык.
О каждом из космонавтов в отличие от сегодняшнего дня мы знали почти все, за исключением секретов государственной важности. Во время посещения Монголии Николаеву было 36 лет, а Валентине Терешковой - 28. Николаев оказался третьим по счету космонавтом в СССР и космонавтом мира № 5. Он (позывной “Сокол””) летал на корабле “Восток-3”, пробыл в космосе более 22-х суток и сделал 64 витка вокруг Земли. Терешковой достался “Восток‑6”, на нем Валентина Владимировна огибала землю в течение почти 71 часа. Это была первая женщина в мире, попавшая в космическое пространство. Позывной Терешковой “Чайка” стал популярным брендом выпущенных вскоре у нас наручных часов. По всему миру среди женщин распространилась высокая, несколько взлохмаченная и щедрая прическа “а-ля Терешкова”. По существу Терешкова летала в групповом полете с космонавтом Валерием Быковским, который находился на корабле “Восток-5”. Он, правда, взлетел раньше ее и потом “шел” с ней параллельно. Ничем он своей коллеге в случае необходимости помочь, конечно, не мог, но его присутствие где-то рядом носило большой психологически успокаивающий эффект...
Тем временем почетные гости обошли постамент памятника, сфотографировались. Я тоже достал свою старенькую “Смену”, щелкнул два раза. Мимо проходили редкие люди. Кто-то узнавал космонавтов, кто-то воспринимал ситуацию, как весьма обычную. Тогда в Монгольскую Народную Республику, как и в другие соцстраны, почти каждый день приезжали советские знаменитости. Николаев выглядел более утомленным и сдержанным. Терешкова задавала вопросы, что-то говорила спутникам сама. Вот уж точно про семейную пару толковали: “вода” и “огонь”.
Почти все космонавты первого поколения были выходцами из глубинок, с периферии. Помню, я работал в Мариинске (занимался бурением скважин для водоснабжения), пришлось много поездить по северным районам Кузбасса. Был и на родине Алексея Леонова. Там расположены две деревни с одним и тем же названием - Листвянка. Одна находится в Тяжинском районе, другая - в Тисульском. Тисульская - это родина космонавта. В ту пору (до полета всемирно известного земляка), как и многие деревни, это было разбитое от времени село с населением в три-четыре сотни душ, в нем размещалась центральная усадьба колхоза имени XXII партсъезда. Примерно с таких мест, а не с “Рублевок”, начинали жизненный путь наши многие герои. 
Когда Терешкова стартовала, она торжественно произнесла: “Эй, небо! Сними шляпу!” Не все, правда, гладко получилось тогда у нашей героини. Но это было совершенно другое время, иные стандарты и требования. На тех кораблях (имеется в виду система управления и навигации) сегодня никто бы не решился подняться выше крыши... После своей посадки в Казахстане Валентине Терешковой влепили выговор за нарушение режима посадки. Тогда первыми к ней подбежали местные жители. У Валентины Владимировны было сложное приземление, она была в шоке, плюс ко всему девушка в полете перенесла почти четырехдневное голодание. Люди сообразили, что к чему, стали тут же кормить пришелицу с небес местной пищей, а она взамен отдала им все свои запасы продуктов. Что сделаешь: проявился настоящий характер русского человека!
Далее гостей проводили до усыпальницы Д. Сухэ-Батора и Х. Чойболсана - вождей монгольского народа. Обычных граждан туда никогда не впускали. Это было сравнительно небольшое сооружение на манер нашего ленинского мавзолея. Сегодня, кстати, его уже нет. Новая монгольская власть в 2005 году снесла мавзолей, а вождей похоронили по буддий-скому ритуалу. Теперь на том месте стоит большой мемориал в честь товарища Чингисхана, в его же честь переименована и вся площадь.
Примерно после сорока минут пребывания на площади Сухэ-Батора гости сели в предназначенную для них “Чайку”. Из “Волги” так никто и не выходил. Машины тихонько уркнули и снова покатили в сторону главного столичного проспекта. На другой день монгольские и советские газеты сообщили, что наши космонавты удостоены званий Героев Труда МНР с вручением “Золотой соёмбы” (национального знака, равнозначного нашей Золотой звезде) и ордена Сухэ-Батора.
Перед тем как написать эти строки о случайной встрече со знаменитыми космонавтами в Улан-Баторе, я обратился к Интернету. Там, к сожалению, не нашел ничего интересного о тех днях. Узнал только то, что, кроме всего прочего, гости из СССР встретились со служащими советского военно-строительного отряда, размещенного в пригороде столицы. Правда, еще наткнулся на сообщение о том, что какой-то бывший сотрудник Советского дипломатического корпуса, живущий теперь в Киеве, предлагает из личного архива за скромную сумму снимок многолетней давности. На снимке наши солдаты и офицеры приветствуют гостей из Союза. Лот (фото 12 х 20 см) оценивался в 10 гривен без доставки. Думаю, что продавал фотографию какой-нибудь мелкий перекупщик, а не бывший дипломат. В наши дни это распространенное явление. Но все равно занятно: вот какие пироги пекут теперь в наших постсоветских державах!
А свою фотку я тогда сделал в трех экземплярах и только сейчас обнаружил, что они, к сожалению, со временем куда-то разошлись и находятся в чьих-то новокузнецких альбомах...
Александр Савченко,
инженер-гидротехник.
Александр Савченко, Общество. Мы все в одной жизни 26.11.2016 439
Комментарии читателей
Интересный рассказ.  smile:!:
Прекрасный материал! Но что делает время с памятью людей и психикой людей, особенно облечённых властью.  В нынешней Монголии теперь национальным героем объявлен... Чингисхан. Дожились!  Что ж, мы тоже свихнулись: ставим памятники тем, кто уже измазал сам себя чёрной краской,  которую никогда и ничем не отмыть. Попробуйте объяснить с точки зрения нормального рассудка установление памятника палачу Сибири Колчаку и мемориалььной доски фашистскому фельдмаршалу Маннергейму, который в течение 900 дней и ночей морил голодом Ленинград. Ему же, этому сподвижнику Гитлера, наш президент В.В.Путин во время своего визита в Финляндию возложил венок.  Так может мы  дойдём до установления памятника и Гитлеру, ведь он хотел раз и навсегда разделаться с "большевистской заразой"?!
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?
Другие материалы по теме Мы все в одной жизни

Дорогой внук вождя народов

В конце июля я, как всегда, побывал в родном Новокузнецке. Мой старый знакомый и коллега по Сибгипромезу Александр Савченко предложил зайти в редакцию “Кузнецкого рабочего”. Нас радушно встретил ответственный секретарь газеты Валерий Немиров. Чрезвычайно удивило то, что меня здесь знают и даже помнят. Я писал когда-то о своих театральных встречах с Фаиной Раневской.

11.11.2017 1334 1
Часы Сталина

Часы Сталина

-Когда-то после окончания института мне пришлось поработать на севере Кемеровской области. В то время рядом с нашей организацией в Мариинске размещался специализированный участок “Сельэлектро”. Руководил им подполковник в отставке Виктор Васильевич Бобовников. Было ему около пятидесяти. Это был живой, энергичный, даже, можно сказать, симпатичный мужчина с лицом бурно и сложно пожившего человека. Про такие лица го-ворят: кожа, как на моченом яблоке. Чем-то даже был похож на Пикассо.

22.11.2016 1315 2
Встреча Брежнева

Встреча Брежнева

Работал я в те годы по контракту в Министерстве водного хозяйства Монголии. Вскоре после Нового года нам объявили, что через неделю ожидается приезд из Союза высокой правительственной делегации, и наши специалисты должны присутствовать на этой встрече. Потом начальство уточнило, что в Монголию прибудет сам Леонид Ильич Брежнев. Всем нам, кто должен был участвовать в уличной церемонии, выдали красные флажки.

12.11.2016 1178 2
Вспоминая Раневскую...

Вспоминая Раневскую...

Пересылаю, после маленьких притирок (по просьбе автора!), воспоминание нашего земляка, бывшего моего коллеги в Сибгипромезе Марка Назаровича Сикоры. С ним мне пришлось бывать в командировках на Дальнем Востоке и в Москве. Помню его общение с Фаиной Раневской. По моей просьбе он подготовил этот материал. Прошу любить и жаловать. Сам автор ежегодно бывает в Новокузнецке, имеет восторженно-оптимистический характер. Узнал за 40 лет житья в столице многие стороны театральной жизни. Возможно, что-то черкнет еще... Всего доброго! С приветом Александр Савченко.

01.11.2016 587 0