Общество

О первом комиссаре Кузнецка

Наступивший год является юбилейным годом двух революций, одна из которых послужила прологом братоубийственной Гражданской войны, разделившей страну на два противоборствующих лагеря. В связи с этим хочется вспомнить непосредственных свидетелей и участников тех смутных событий, рассказать об их жизненном пути и судьбе. 
Николай Васильевич Метёлкин, первый военком Кузнецка, — один из них. Написано о нём достаточно много, но некоторые факты его биографии широкому читателю до сих пор не известны. Во всех предыдущих публикациях будто умышленно не называется дата его рождения. “Сумятицу” в этом вопросе внёс сам Метёлкин, написав в одной из своих автобиографий, что родился он 23 ноября 1897 года в Кузнецке Томской губернии, однако перед Первой мировой войной дата была изменена на 17 февраля 1898 года (по новому стилю). Почему - он не объясняет. Тем не менее эта дата и стала официальной. Родители Николая происходили из безземельных крестьян Владимирской губернии, где трудились на прядильно-ткацких предприятиях. Примерно в 1890 году семья в поисках лучшей жизни переселяется в Сибирь. Первоначальным местом жительства становится Мунгатская волость Кузнецкого уезда (ныне Крапивинский район), но к концу 90-х годов Метёлкины надолго оседают в Кузнецке — тихом, мещанском уездном городе с населением чуть больше четырёх тысяч человек, большая часть которого занималась сельским хозяйством или отхожим промыслом, таким как извоз, приисковые работы, рыболовство, хмелевание и лесозаготовки. Кроме этого в городе успешно функционировали ликероводочный и пивоваренный заводы, мыловаренная мастерская, паровая мельница. Поселяется семья в маленьком домике в районе Слободки, на улице Вторая Солдатская (ныне улица Профессиональная). Василий Сергеевич, глава семейства, устраивается на частный пивной завод Красимовича и, проработав на нём до 1905 года, переходит сторожем на казённый винный склад, откуда в 1918 году в связи с преклонным возрастом уходит “на пенсию”. Несмотря на сложное материальное положение, родители пытаются дать сыновьям (кроме Николая, у них было ещё два старших сына — Никанор и Михаил) хоть какое-то образование. Так Николай в 1910 году заканчивает трёхклассное приходское училище, потом год учится в Высшем начальном училище, но из-за невозможности отца оплачивать дальнейшее обучение в 1911 году прекращает учёбу. С этого момента начинается его трудовая жизнь: сначала подённым рабочим у почтового ямщика, затем на частных кирпичных заводах, с 1914 года рассыльным на Кузнецком винном складе, а в 1916 году юноша поступает в качестве регистратора (регистрировал почту) к Кузнецкому податному инспектору. Всё шло своим чередом. Идущая на Западе война была чем-то далёким. Какой-либо “революционности” у кузнецкой молодёжи не наблюдалось. Вечерами после работы ребята и девчонки частенько собирались на “вечёрки”, где, по воспоминаниям старожила города П.В. Потопаева, Николай Метёлкин, весельчак и песенник, всегда был душой компании. Эту мещанскую размеренность круто меняет наступивший 1917 год. 
4 февраля 1917 года Николай, будучи призывного возраста, зачисляется в ряды царской армии и определяется для прохождения службы в местную воинскую команду города Каинска (ныне Куйбышев Новосибирской области). Февральская революция положила начало его революционной деятельности, он становится членом солдатского революционного комитета, принимает участие в аресте представителей старой власти, проводит революционную агитацию. Происходящие события полностью захватывают его. В июне, избегая призыва на фронт, Николай самовольно покидает воинскую команду. Оказавшись в Томске, поступает служить в 3-ю роту 39-го Сибирского полка, где, войдя в состав ротного полкового комитета, занимается разъяснительной работой среди колеблющихся, рассказывая, в чьих интересах ведётся война и почему она не нужна рядовым солдатам. Неожиданно его зачисляют в команду из 110 человек, формируемую для отправки в прифронтовой Гомель на охрану ставки Верховного Главнокомандующего.
Подобный поворот событий не входил в планы Николая. Опять побег, теперь уже в Кузнецк. Здесь ему помогают устроиться помощником писаря управления Кузнецкого уездного воинского начальника. В начале декабря 1917 года приходит весть о произошедшем октябрьском, большевицком, перевороте. К тому времени в городе уже установилось своего рода двоевластие: с одной стороны, это был объединённый Совет солдатских, рабочих и крестьянских депутатов, с другой — Земская управа и Комитет общественного порядка. Создавшаяся ситуация коренным образом не устраивала большевиков. Они начинают подготовку к переходу всей полноты власти в руки Советов.
В январе 1918 года Николай Васильевич Метёлкин избирается секретарём солдатского гарнизонного комитета Кузнецка, от имени которого делегируется в Иркутск на созванный Центросибирью второй съезд Советов Сибири. На съезде делегаты узнают о начале создания рабоче-крестьянской Красной Армии. Вернувшись домой Николай сразу же заявляет о своём выходе из старой царской армии, а уже на следующий день становится первым красноармейцем уезда. 
11 — 12 марта 1918 года в Кузнецке состоялся второй уездный съезд Советов, сосредоточивший всю полноту власти, как в городе, так и в уезде, в своих руках. Председателем Совдепа стал большевик А.Г. Петраков, комиссаром охраны - К.Р. Псарёв, военным комиссаром - Н.В. Метёлкин. Вступив в должность и приняв от своего бывшего начальника полковника М.Ф. Бедло-Зволинского всё военное делопроизводство вместе с вооружением, Метёлкин приступает к формированию первой Кузнецкой роты Красной Армии и отряда Красной Гвардии. Создание данных формирований являлось необходимостью по причине участившихся контрреволюционных выступлений.

004_03_2017.jpg

Дело в том, что превращение Советов в органы власти не привело к существенному улучшению положения народных масс. Реквизиции хлеба вызывали недовольство крестьян. Деятельность Советов часто встречала осуждение мелкобуржуазных слоев, интеллигенции и служащих. Меры, принимаемые Советами по организации производства, привели к тому, что они присвоили себе права и функции владельцев и администрации предприятий. Состоя в должности военного комиссара, Метёлкин использовал достаточно жёсткие методы борьбы за укрепление дисциплины труда, установление контроля над различными организациями. Всё это вместе с зажимом критики, арестом недовольных вело к тому, что весной 1918 года доверие к органам Советской власти и ее представителям стало снижаться. Обстановка накалилась до того, что 24 апреля в Кузнецке было объявлено военное положение. На руку противникам Советов пришёлся чехословацкий мятеж. Как вспоминал Н.В. Метелкин, после получения известия о чехословацком мятеже председатель Совдепа А.Г. Петраков на митинге призвал население “к вступлению в ряды Красной Гвардии и Красной Армии, однако население призыв не поддержало. Слышались даже отдельные выкрики, являющиеся по своему содержанию антисоветскими”. К этому времени стало известно о движении на Кузнецк карательных отрядов Альдмановича и Сурова. В городе оставаться стало небезопасно. Совет принимает решение об эвакуации. 14 июня, погрузившись на два парохода, совдеповцы покидают город. У деревни Чёрный этап группа в составе А.Г. Петракова, Н.В. Метёлкина, Р.К. Псарёва и других сошла на берег, надеясь, пройдя тайгу, в районе Минусинска соединиться с отступающими частями Красной Армии. Но на одной из пасек при содействии местных кулаков все были пойманы.
Первоначально их помещают в кузнецкую тюрьму, а затем переводят в тюрьму города Томска. Через год Метёлкин оказывается в страшном Александровском каторжном централе Иркутского уезда. В ночь на 8 августа под руководством подпольной большевицкой организации, в которую входил и Николай, заключённые поднимают восстание. Перебив охрану, они уходят в лес. В тайге беглецы примыкают к одному из партизанских отрядов Шиткинского фронта. Вплоть до февраля 1920 года, пока не произошло соединение с регулярными частями Красной Армии, партизаны совершают налёты на железнодорожные станции и разъезды, взрывают мосты, громят отступающие части колчаковцев. Во всём этом Метёлкин принимает самое активное участие. Затем его в составе 264-го полка 30-й Иркутской стрелковой дивизии отправляют на борьбу с армией Врангеля и отрядами Нестора Махно. Во время службы, уже будучи членом ВКП(б), он заканчивает полковую партийную школу и назначается политруком роты, а потом — помощником комиссара полка.
Между тем наступало мирное время. Демобилизовавшись в марте 1922 года, Николай Васильевич возвращается в родной город. Но и здесь, работая в Кузнецком уездном комитете ВКП(б), ему опять пришлось взяться за оружие. В составе ЧОН он два месяца гоняется по уезду за остатками бандитствующих элементов. В декабре 1923 года Метёлкин навсегда покидает Кузнецк. Проработав несколько месяцев заведующим орготделом Колпашевского райкома ВКП(б), он направляется в Иркутск на областные юридические курсы, по окончании которых (январь 1925 года) исполняет обязанности народного судьи города Томска и Томской области. С 1929 года последовательно работает — в Томском подрайоне инспектором по переселению, в Томском райпотребсоюзе заведующим орготделом, в Томском горсовете Осоавиахима. В ноябре 1934 года вновь направляется на “юстицию” сначала Тайгинского района, затем города Томска, а с апреля 1938 года становится членом Алтайского краевого суда в городе Барнауле. 
На 1937 — 1938 годы пришёлся пик “Большого террора”, бушевавшего в стране. Под каток репрессий попала масса невинных лиц. Не минула сия участь и Николая Васильевича Метёлкина. 11 октября 1938 года обвинённый по страшной 58-й статье, он на долгие 15 месяцев оказывается заключённым алтайской следственной тюрьмы НКВД. Причиной ареста мог стать обычный донос, широко практиковавшийся в те годы. Что пережил тогда бывший первый военком Кузнецка, представить несложно, однако 9 января 1940 года прокуратурой Алтайского края его дело за отсутствием состава преступления было прекращено. Тем не менее реабилитировали Николая Васильевича только в мае 1995 года, спустя 34 года после смерти. 
В период войны Метёлкин работает юрисконсультом Барнаульского плательно-бельевого комбината, затем — директором Каменского водочного комбината, а с 1943 года — председателем Гоноховского сельского исполкома, откуда его летом 44-го, в уже не молодом возрасте, призывают в ряды Советской Армии. Несмотря на очевидный исход войны, наши войска не переставали испытывать упорное сопротивление противника. Во время очередной попытки контрнаступления вермахта в районе озера Балатон (Венгрия) в начале января 45-го красноармеец Метёлкин попадает в плен. Опять лагерь и тяжёлые испытания, пока в марте не представился случай побега. После двух месяцев скитаний по тылам противника, в канун самой победы, удалось выйти к своим. Казалось, что на этом война для него закончена, но командование решило по-своему — его направляют на Дальневосточный фронт для участия в Маньчжурской операции против Квантунской армии. Лишь в октябре 1945 года он возвращается в Барнаул, где до самого ухода на заслуженный отдых, в 1958 году, работает юрисконсультом на различных предприятиях города. Как участник Великой Отечественной войны Николай Васильевич был удостоен медалей “За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов” и “За победу над Японией”.
После себя Николай Васильевич оставил небольшие воспоминания, в которых подчёркивал, что самым значимым и ярким событием в его жизни была революция: “Если бы не революция, которая вывела меня в люди, дала образование, — кем бы я стал? Скорее всего, так и работал бы на угнетателя-хозяина без надежды на светлое будущее”. Человеком он был активным и убеждённым в правильности выбранного пути. Его часто приглашали на встречи ветеранов Гражданской войны, он с удовольствием выступал перед школьниками и студентами, делился своим боевым и жизненным опытом, не раз приезжал в Новокузнецк. Единственное, о чём Николай Васильевич предпочитал умалчивать, — так это о времени, проведённом в застенках НКВД. Да это и понятно. Его поколению выпала сложная судьба. Эти люди вынесли на своих плечах все тяготы становления нового государства, они воевали, строили, голодали, сидели в тюрьмах… Но не сломались! Жизнь Николая Васильевича Метёлкина - яркий тому пример. В феврале 1968 года по решению горсовета улица Солнечная в Кузнецком районе переименована в улицу Метёлкина. А в стартовавшем проекте Гоголевки “400 ЗНАМЕНИТЫХ НОВОКУЗНЕЧАН” среди достойных и известных горожан его имя занимает своё место. 
Умер Николай Васильевич в Барнауле 30 сентября 1961 года.
Андрей Чекалин.
Андрей Чекалин. Общество 17 Янв 2017 года 3157 Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.