Суббота, 25 Марта 2017 года
Издаётся с марта 1930 года
Общество

Кому беда, а кому – мать родна

Для семьи Намиков, как и для множества россиян, единственной возможностью приобрести собственное жилье было ипотечное кредитование. Жесткие условия ипотеки, которую они оформили в 2007 году, взяв 600 тысяч рублей под 10,8 процента годовых на восемь лет, представлялись вполне приемлемыми. Оба супруга работали, получали стабильный заработок. Ежемесячный платеж в 10 тысяч рублей не стал для семейного бюджета слишком обременительным.
В том же году супруги Намики купили трехкомнатную квартиру в Центральном районе города, стоимостью 1480000 рублей. Низкая стоимость жилья была обусловлена его плохим состоянием, требовался значительный ремонт, в который семья вложила порядка 800000 рублей. Благо, что глава семьи Юрий Намик - человек рукастым и почти весь ремонт сделал сам. Можно сказать - капитальный ремонт, потому что было заменено все.
В 2011 году в результате реформы в МВД Юрий попадает под сокращение и теряет работу. Двое взрослых и ребенок были вынуждены жить на одну зарплату. В связи с тяжелым материальным положением сроки возврата кредита и уплаты процентов нарушаются. Банк передает дело о задолженности в суд. Намики тоже обращаются с заявлением в суд о предоставлении отсрочки, которая, в связи с тем, что Юрий не имеет постоянный заработок, дается всего на один год. По состоянию на май 2012 года общая задолженность банку по кредиту, процентам и неустойке составляет 430298 рублей. 
Погасить долг за год Намики не смогли. Срок отсрочки прошел, никаких претензий банк не предъявляет. Единственное письмо о возбуждении исполнительного производства на имя Елены Намик было в феврале 2014 года, потом тишина. Юрий нашел работу и подработку. Семья продолжает гасить долг, ежемесячно внося через терминал 10 тысяч рублей. 
Платежи принимаются вплоть до сентября 2015 года, остаток долга составлял уже менее 90 тысяч рублей. Банк молчит, приставы не беспокоят. Значит, всё всех устраивает - решили Намики и готовятся к последнему рывку по оплате долга. И вдруг на счет Елены Намик в другом банке перечисляется сумма в миллион с небольшим рублей. Что за деньги? Откуда? Оказывается, это плата за квартиру Намиков. Она продана! 
В ходе разбирательства выясняется, что когда в феврале 2014 года в отношении Намиков было возбуждено исполнительное производство и с них взыскивались деньги в пользу банка, квартиру описали и выставили на торги, поскольку она была залогом. Намиков об этом почему-то никто не известил, хотя по федеральному закону об исполнительном производстве все решения, которые принимаются в отношении должника, должны ему направляться заказным письмом с уведомлением либо вручаться иным каким-то способом и, чтобы этому были доказательства. Семью никто не беспокоил, Намики жили в полном неведении, продолжая гасить долг. Как сейчас говорит Юрий, если бы он знал о действиях, которые производили с его квартирой: описывали, арестовывали, выставляли на торги... Он, как любой здравомыслящий человек разбился бы, но нашел бы нужную сумму, тем более она не была такой уж большой.
Естественно, что никто не снимает вину с Намиков, в том, что ими были нарушены условия договора по ипотеке, но они все же пытались договориться с банком и, как только Юрий нашел работу, возобновили погашение долга. И банк исправно принимал деньги. Между тем за спиной Намиков при полном их незнании в рамках исполнительного производства принимались одно за другим решения. Время, когда они могли этому воспрепятствовать, воспользовавшись своим законным правом, было упущено. Квартира оказалась проданной и семья с несовершеннолетним ребенком осталась без жилья.
Много вопросов к процедуре исполнительного производства. От 6 августа 2014 года выходит три постановления за подписью разных приставов. Один выносит постановление о наложении ареста, другой в этот же день составляет протокол описи имущества арестованной квартиры, третий - протокол об оценке имущества должника. Спрашивается, в производстве какого судебного пристава находилось производство? Кто из этих трех направлял Намикам письма обо всех этих действиях? Где доказательства, что эти письма с постановлениями были отправлены? Почему Намики так и не получили эти постановления? Не верится, что, если бы они их получили, то спокойно сидели и ждали, когда их квартира будет продана. 
Непонятно, почему квартира была описана без участия Намиков и почему ее стоимость такая низкая. Постфактум выясняется, что на первые торги она была выставлена за 1460000 рублей (по залоговой стоимости в 2007 году). Торги были признаны несостоявшимися. Никто трехкомнатной квартирой в центре Новокузнечка почему-то не заинтересовался. Тогда цена была снижена до 1400000 рублей. Между тем, по официальной оценке, в 2015 году ее реальная стоимость 2150000 рублей. Но даже это теперь Намики не могут оспорить, поскольку квартира продана. 
Странностей в этом деле много. Исполнительное производство, как мы уже сказали, возбуждается в феврале 2014 года (срок исполнения установлен 2 месяца), а все действия начинаются в конце апреля 2015 года. То есть более чем через год. Странно, что организация торгов квартиры в Новокузнецке поручается предпринимателю из Киселевска, тогда как недвижимое имущество должно реализовываться по месту его нахождения, оно прочно привязано к земле. Скудные сведения - “продается 3-комнатная квартира” - были выставлены только в Интернете на сайте Росимущества и промелькнули в газете “Кузбасс”. Подробности о месте расположения квартиры, этажности, квадратуре, состоянии, наконец, не указывались. И все же уцененная квартира на повторных торгах была куплена. Кто-то “не глядя” выложил за нее почти полтора миллиона рублей. А если она в бараке, где-нибудь на окраине? “Убитая” в хлам, без окон, дверей и пола? Вряд ли покупатель не обладал полной информацией об этой квартире. Можно предположить, что и первые торги были признаны несостоявшимися не случайно. Нарушены и сроки торгов. 
В последующем, когда уже спор о цене квартиры рассматривался в суде, приставы обоснованно говорили, что это у них было написано в исполнительном листе. Но, если бы Намики получили от них это постановление, они бы сразу поняли - квартиру собираются выставлять на торги. У них было бы право обратиться в суд, поставить вопрос об изменении способа исполнения решения, оспорить цену.
В настоящее время Намики как законопослушные граждане передали ключи от своей квартиры приставам. Семья осталась без единственного жилья. Разбирательства продолжаются. Суд еще не вынес своего окончательного решения. 
Ольга Савельева.
Ольга Савельева. Общество. Суть и дело 05.01.2017 509
Комментарии читателей
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?
Другие материалы по теме