Вторник, 23 Июля 2019 года
Издаётся с марта 1930 года
Общество

Елесинская сага


067_12_2012.jpg Василию Елесину уже за 60, он художник. У него шестеро детей, девять внуков. До развала СССР семья жила в Ташкенте, хорошо жила, пока русских не стали выживать из республики. Когда он переехал в Мыски, с помощью горожан построил картинную галерею, где проводит множество выставок, как своих, так и друзей-художников.
Он часто говорит об отце, младшем сержанте, сапере 19-го отдельного штурмового инженерно-саперного батальона Андрее Сергеевиче Елесине, наводившем переправы от Волги до Берлина, прошедшем через ад Великой Отечественной войны. Василий Елесин отца не помнит, когда того не стало, ему было 3 года, но его судьба волнует, и он хотел больше знать о своем отце. На посланый запрос в Центральный архив МО РФ ответа долго не было. Он послал второй на официальном бланке Дома литераторов Кузбасса. Спустя год пришли в одном конверте сразу две архивные справки. Самое удивительное, что по одной Андрей Сергеевич Елесин погиб под Сталинградом в 1942 году и похоронен там же. По другой - сапер Елесин бил фашистов до конца войны и получал награды за отвагу. Вторая соответствовала действительности.
Вот рассказ Василия Елесина об отце, матери, их жизни.
“Мой отец, Андрей Сергеевич Елесин, родился в 1908 году в деревне Наумовке Томской области. Там он и женился первый раз, в семье было двое детей, но жизнь с первой женой не заладилась. В 1936 году двадцативосьмилетний Андрей завербовался старателем в “Артель Ильича” в Хакасию, где проработал шесть лет. Уже во всю шла война, а его на фронт не призывали. Стране очень нужно было золото. Здесь на прииске он познакомился с моей мамой, Лидией Федоровной Пестовой, моей будущей мамой. Она была на 10 лет младше отца. Родилась здесь, на хакасских золотых приисках, в поселке Балыксу Таштыпского района Красноярского края. С 14 лет работала в артели. Мыла золото. Отец ее умер рано, семья, где было восемь детей, жила очень трудно. Однажды Лида нашла большой самородок золота, сдала его в артель. На вырученные деньги накупили продуктов, которых хватило на всю зиму. Продовольствие в то время возили обозами из Сталинска. А это около четырехсот верст.
Когда маме исполнилось восемнадцать, она вышла замуж за рабочего прииска Федора Костровского. В 1937 году у них родилась дочка Римма, в том же году Федора арестовали. Лидия долго не могла узнать причину ареста. Потом оказалось, что Федор Костровский был арестован за антисоветскую пропаганду на Александровском прииске и отправлен в Минусинскую тюрьму, где через неделю был расстрелян. Место захоронения неизвестно. Позже он был реабилитирован.
Мама всю войну мыла породу, в холодной воде летом и зимой, добывала золото. Работа не всякому мужику под силу, за что и заслужила медаль “За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны”. 9 апреля 1942 года отцу пришла повестка - явиться в военкомат, чтобы отправиться на фронт. Плохи стали дела там, на войне, а золото мыть могут и женщины. В тот же день отец с мамой помчались в загс, чтобы скрепить свои отношения. Вернулся отец домой осенью 1945 года, устроился в старательскую артель “Горный разведчик” забойщиком, проработал в ней пять лет. За эти годы у папы с мамой родились дочь Валентина (1946 год), я (1949 год), вторая дочь Александра (1950 год).
Мама рассказывала, что отец был крепким и коренастым, бывало, как загуляет, мужики (тогда мы жили на прииске в Верхней Федоровке) предпочитали сидеть тихо по домам, предупреждая друг друга: “Елесин гуляет по деревне!” Очень он не любил тех, кто не воевал.
В 1950 году наша семья переехала в поселок Израс, что в верховьях Бель-Су. Там была геологоразведочная партия, куда и устроился отец рабочим. Его бывший молодой напарник Михаил Крачнов потом рассказывал: “Как-то пилили мы с Андреем Сергеевичем брус маховой пилой. Устал я сильно. Уже вечер. “Хватит, - говорю, - мне еще в соседнюю деревню надо на танцы сбегать!” А дядя Андрей: “Распилим еще кубометра два, тогда и побежишь!” Ну, распилили, конечно, и я тут же прилег и уснул. Какие после такой работы девки?” В 1952-м папа решил поставить дом для нашей семьи. Ведь было уже четверо детей: нас трое и Римма, его приемная, и мама снова была на сносях. Заготовил сруб, довольно большой. Связал в огромный плот и попросил напарника Михаила помочь сплавить его, но того не отпустили с работы. Отец решил сплавлять плот в одиночку. Было ему 44 года, решил, что справится. Прошел горную реку Бель-Су, которая впадает в Томь, на берегу которой его и нашли охранники лагеря для заключенных, расположенного неподалеку.
Услышали они, что где-то сильно воет собака, вышли к тому месту. А там у погасшего костра мужчина неживой, а на груди у него лежит собака и воет. Долго у нас она потом жила, звали ее Тэка. Отец просто надорвался, вот сердце от перенапряжения и не выдержало. От этого страшного известия у мамы случились преждевременные роды, и на свет появилась моя младшая сестра Катя.
Найдя отца, охранники тут же похоронили его, так как при нем не оказалось никаких документов. Позже мама выяснила у них, что рядом с могильным холмиком росла молодая пихта, через три года мы нашли эту пихту.
Мама больше замуж не выходила, растила и воспитывала нас одна. Работала, не жалея себя, чтобы накормить и одеть меня и сестер. Я запомнил ее энергичной, сильной женщиной, и она всегда поддерживала в нас память об отце”.
Василий Феданов Общество. Память 12.06.2012 3685
Комментарии читателей
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?
Другие материалы по теме Память
Юрий Заруцкий: легенда “Металлурга” и гроза нападающих

Юрий Заруцкий: легенда “Металлурга” и гроза нападающих

В истории хоккейного “Металлурга” свой след оставило множество хоккеистов. Но в памяти болельщиков остаются самые-самые, со временем наделяемые едва ли не мифологическими чертами. И, безусловно, первыми здесь стоят хоккеисты, которые выводили новокузнецкий “Металлург” в высшую лигу чемпионата СССР. Олег Короленко, Юрий Заруцкий, Владимир Бедарев, Михаил Григорьев… Все меньше и меньше людей помнят их игру, но история о потерянной золотой коронке Евгения Майорова, попавшего под сокрушительный силовой прием Заруцкого, до сих пор жива. В отличие от самого Юрия Александровича, недавно ушедшего из жизни...

04.06.2019 139 0
Ни убежать, ни уехать

Ни убежать, ни уехать

Год с половиной месяца нет Александра Попова. Для всех он был Сашей и даже Сашкой, но вот на второй выставке его памяти Попова называли Александром Сергеевичем. Выставка открылась в Детской картинной галерее на Кирова, 7. Именно здесь, вероятно, потому, что организовывала ее искусствовед Татьяна Высоцкая, много лет бывшая директором этой галереи (может, ее должность совсем по-другому называлась). 

21.05.2019 184 0
Плакала от счастья, что жива осталась

Плакала от счастья, что жива осталась

Героиня моего рассказа - ветеран войны, фронтовая разведчица Нина Павловна Коновалова, невероятная женщина, которой довелось прочитать собственную похоронку, но бывают и на этом свете чудеса.

10.05.2019 269 1

Город, достойный почётного звания

В субботу, 20 апреля, в Новокузнецке открылся областной этап Всероссийской акции “Вахта Памяти-2019” и состоялась акция по выдвижению инициативы присвоения Новокузнецкому городскому округу почетного звания Кемеровской области “Город трудовой доблести и воинской славы”.

23.04.2019 137 0