Воскресенье, 22 Июля 2018 года
Издаётся с марта 1930 года
Общество
Дед Илья

Дед Илья

Эти воспоминания поэта Сергея Озерова могут стать новой рубрикой - “Кузнецкое Отечество”, где будут публиковаться материалы об истории тех, чья жизнь связана с городом. Откликнитесь!
Мой дед Илья Николаевич Озеров к Новокузнецку имеет опосредственное отношение через Кузнецкстрой и детей!
С бабой Сашей они познакомились на строительстве КМК как земляки - она из Акутихи, а он, наверное, из Быстрого Истока.
Восемь лет назад я ездил в Акутиху, нашёл родственников по бабушкиной линии, в деревне даже помнят моего прадеда Фёдора Луня, любителя русской печи и читков под подушкой. Дедову родню не нашёл, думаю, он из другого населённого пункта - либо из исчезнувшей деревни, либо из района на другом берегу Оби. (Обь - это нечто, поразила весенним разливом.)
А мои предки сошлись каждый из своего барака, выкопали землянку на Верхней колонии, родили в марте 1932 года моего отца Володю! У Владимира Ильича в паспорте было записано местом рождения Новокузнецк, но Новокузнецк появился в июле того года. Скорее всего, тогда был Сад-город! А я вот рождён в Сталинске.
И началась у Озеровых кочевая сибирская жизнь. Большой сибирский круг: Кемерово, Новосибирская область (до войны дед работал в геологической партии), потом Вилюй, с которого его взяли в армию, но через несколько месяцев он вернулся инвалидом Великой Отечественной, Вельмо, где его взяли за вредительство (сгорел подшипник электродвигателя), но через пару месяцев из НКВД выпустили, решив, что диверсант с семьёй и детьми дальше Сибири не убежит! Потом Озеровы откочевали на юг Красноярского края - Успенка, Большая Ирба. Начиная с Кузнецка, родили шестерых детей. Баба Шура носила медаль матери-героини! Последнее место из совместной жизни - станция Теба Красноярской железной дороги, но посёлка Кемеровской области. По словам бабушки, это было шестнадцатое место жительства.
Дед был из Кустанайских казаков, рождённый в Семипалатинске, но ни разу об этом не обмолвился. Советская власть научила молчать. Думаю, в нем причина моей безудержной разговорчивости, я за него навёрстываю! Он только часто вспоминал, как они обозом ехали в Алма-Ату. Лошадь понесла с горы, и он попал под телегу, которая протащила его и ободрала. Ещё он вспоминал, как утолял жажду в степи из лужи с помощью полыни. И пел народную песню “Ох! Доля моя, доля...”.
До Тебы дед купил дом в Подобассе, тогда строилась Томь-Усинская ГРЭС. Но ему, похоже, как инвалиду войны предложили тёпленькое место на водокачке станции Теба Южно-Сибирской железной дороги (во второй половине пятидесятых ещё ходили паровозы и их заправляли водой на Тебе, благо что река Томь в пяти шагах от линии). Поселили Озеровых в бараке у моста, дали сразу две комнаты на пятерых - последние трое ещё были школьниками. Старшие ушли в самостоятельное плавание, вернее, кочевье! Школа на Тебе тогда была за вокзалом, на горе.
Потом дед купил избушку рядом с водокачкой.  Потом в конце шестидесятых при выходе на пенсию (33 советских рубля) дед со мной строил свой дом, классический пятистенок с двускатной крышей. Дом стоит до сих пор, хотя избы тех времён этого околотка давно уже погнили. Территорию вокруг я до сих пор считаю родовой усадьбой (она сейчас принадлежит другим людям) и этот дом первой своей постройкой (по основной профессии я строитель и не менее двадцати домов оставил на территории Новокузнецка, Байдаевки, Ильинки, Зыряновки, Осинников и Атаманова).
В конце шестидесятых я был вольным мальчишкой, на просьбы деда: “Серёга, иди подсоби, придержи верёвку!” откликался. Пока дед закатывал очередное бревно на сруб, я его страховал. Помню свои первые рабочие слёзы - сломал рукоятку молотка. Дед меня успокаивал: “Ты же не баловался, а трудился. Инструмент иногда ломается, сейчас починим и будет как новый!”
Построил дед дом, в 1971‑м новоселье! В 1979-м я вернулся из армии, жили в доме семером - ещё дядька Николай, его жена Таня и их дети - Инна и маленький Серёжка. Я ещё возмущался: вот надо же повторяться, будто других имён нет! Зато теперь на Тебе нас без отчества не зовут, Сергей Николаевич - путеец, крепкий хозяин, рыбак и охотник. (Не то что некоторые дачники и летописцы Тебы!)
Поработал я на Тебе в карьере с годик и подался в город Кузнецк за разнообразием и освоением новых территорий! А дед, когда умирал, просил вернуться. Говорил мне: “Ты же строил этот дом, давай возвращайся, хозяйствуй!” Тогда я ещё не нажился в городе, затянула меня иная стройка! Схоронили деда 9 Мая на 75-м году жизни на горе!
Лежит мой дед в тебинской земле, рядом дядька Коля. Бабу Сашу закопали на Кузнецком кладбище (прожила 93 года). Сыну завещал: “Сожжёшь моё тело, официально прикопают в могилку к отцу с матерью, а потом потихоньку выкопаешь и прикопаешь на Тебе под берёзой в дедову могилку!” Выполняю завет отцов, живу как последний день, думаю о смерти!
Сергей Озеров.

Сергей Озеров. Общество. Кузнецкое Отечество 16.02.2018 562
Комментарии читателей
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?
Другие материалы по теме Кузнецкое Отечество

Очень личный взгляд на историю в попытках ответить на тяжёлые вопросы

В Википедии написано, что самый большой город Кузбасса - Кемерово (556920 жителей), Новокузнецк же на почетном втором месте с населением 552445 человек. А что такое 4500 человек - реально это присоединение пары деревень и все. 30 лет назад было не так.

29.06.2018 2437 2
Штрихи к портрету

Штрихи к портрету

До конца февраля в фойе библиотеки имени Н.В. Гоголя экспонировались работы новокузнецкого фотохудожника Владимира Пилипенко “Мой город”. Эти работы уникальны не только тем, что в них отображена тонкая поэтика нашего замечательного города, но и тем что сделаны уникальным человеком. И это действительно так.

17.03.2018 491 0