Среда, 23 Октября 2019 года
Издаётся с марта 1930 года
Общество
22 июня 1941 года ни одна пограничная застава не отступила и не сдалась!

22 июня 1941 года ни одна пограничная застава не отступила и не сдалась!

Страшный удар первыми приняли на себя пограничники. По планам гитлеровцев, на захват и уничтожение застав отводилось 20 - 30 минут. Но молодые солдаты пограничники поломали все тщательно расписанные планы гитлеровского командования, первые заставы пали только к 9 часам утра. Государственную границу СССР от Баренцева до Черного моря на 22 июня 1941 года охраняли 715 пограничных застав, 485 из них в этот день подверглись нападению со стороны войск фашистской Германии, остальные заставы вступили в бой 29 июня 1941 года. 
Все они стойко обороняли порученные им участки государственной границы: до одних суток - 257 застав, свыше одних суток - 20 застав, более двух суток - 16 застав, свыше трёх суток - 20 застав, более четырёх и пяти суток - 43 заставы, от семи до девяти суток - 4 заставы, свыше одиннадцати суток - 51 застава, свыше 12 суток - 55 застав, свыше 15 суток - 51 застава, до двух месяцев сражалось 45 застав. 
Они дрались в полном окружении, без связи, с превосходящими силами противника, превосходство немцев было 30 - 50-кратным, а на направлениях главного удара достигало и 600-кратного превосходства. Не говоря уже о том, что гитлеровцы применяли артиллерию, танки, самолеты.
Пограничные заставы в июне 1941 года были штатной численностью 42 и 64 человека, в зависимости от конкретных условий местности и других условий обстановки. На заставе численностью 42 человека находились начальник заставы и его заместитель, старшина заставы и 4 командира отделений. Её вооружение состояло из одного станкового пулемета “Максим”, трех ручных пулеметов Дегтярева и 37 пятизарядных винтовок образца 1891 - 1930 годов, известных как “трёхлинейка Мосина”. Боезапас заставы составлял: патронов калибра 7,62 мм - по 200 штук на каждую винтовку и по 1600 штук на каждый ручной пулемет, 2400 штук на станковый пулемет, ручных гранат РГД - по 4 штуки на каждого пограничника и 10 противотанковых гранат на всю заставу. Эффективная дальность стрельбы винтовок - до 400 метров, пулеметов - до 600 метров. 
По решению начальника пограничного отряда на заставы, где складывалась наиболее угрожаемая обстановка, количество патронов было увеличено в полтора раза, но последующее развитие событий показало, что и этого запаса хватало всего на 1 - 2 дня оборонительных действий. Единственным техническим средством связи заставы был полевой телефон. Транспортным средством были две пароконные повозки. 
На 22 июня начальники застав имели опыт службы в занимаемой должности до двух лет, их заместители - не менее года, а личный состав - 1, 2, 3 года службы по одной трети численности, примерно в равных долях. Причем пограничники-первогодки уже прослужили на заставе около 7 месяцев.
Но, несмотря на это, мужество и героизм советских пограничников были массовыми. 
На советско-германской границе 40963 советских пограничника приняли первый удар. Почти все немецкие командиры, которые командовали штурмовыми ротами и должны были захватить заставы, отмечают необыкновенную стойкость советских пограничников. 
Читая сводки первых дней боёв, поступающих с Восточного фронта, Гитлер уже на вторые сутки войны издал приказ, в котором говорилось, что комиссаров и пограничников в плен не брать, а расстреливать на месте. 
И это неспроста. За месяц войны с Францией Германия потеряла около 90 тысяч солдат и офицеров, а за первый день войны с СССР - 360 тысяч. 
Многие подробности боев нескольких десятков пограничных застав остаются до сих пор неизвестными, как и судьбы многих защитников границы. Среди безвозвратных потерь пограничников в боях в июне 1941 года более 90 % составили “пропавшие без вести”. 
Начальником самого многочисленного 88-го (Шепетовского) погранотряда к началу Великой Отечественной войны был один из лучших командиров Белорусского пограничного округа майор А.С. Зиновский. Штаб отряда размещался в местечке Шепетово (ныне это территория Польши). Отряд насчитывал 2250 человек. Протяженность охраняемого заставами отряда участка границы равнялась 148,4 км. В среднем каждая застава отряда охраняла границу протяженностью 7,4 км. Плотность охраны границы с учетом личного состава только пограничных застав составляла около 7 человек на 1 км. Начальник отряда - майор А.П. Кузнецов. В целом к началу Великой Отечественной войны в Белорусском пограничном округе насчитывалось 13392 человека. 
Можно предположить, а скорее всего так оно и было, командование Вермахта знало такую расстановку сил на советской границе и наличие вооружения, оснащение, по этой причине и выделялось от 20 минут до 1 часа на уничтожение сопротивления пограничных застав и их защитников. 
О том, что война начнется со дня на день, пограничники если не знали точно, то догадывались. В последние мирные дни на границе участились провокации. Некоторые заставы начали боевые действия по уничтожению немецких диверсантов за неделю до начала войны. Так, 14, 18 и 20 июня на участке охраны границы 9-й заставы 87- го (Ломжинского) отряда пограничники вели бои по уничтожению углубившихся на советскую территорию до 3 км групп диверсантов. Для некоторых пограничных нарядов 88-го пограничного отряда боевые действия начались уже 21 июня. В последние сутки перед нападением Германии на СССР они вели бой с выброшенным немецким десантом в районе железнодорожного моста на линии Гродно - Варшава. Для примерно 200 пограничников 17-го Краснознаменного (Брестского) погранотряда война также началась уже 21 июня. Они занимались уничтожением в Бресте и его окрестностях диверсантов немецкого полка “Бранденбург-800”, переброшенных через границу в товарных вагонах с двойным дном. 
На рассвете 22 июня первыми движение у советской границы заметили пограничные наряды. Над головами пограничников начали проплывать самолеты с черными крестами. Раздались оглушительные разрывы снарядов и мин. Заставы погранотрядов были подвергнуты сильному артиллерийскому и минометно-пулеметному обстрелу. Под прикрытием артиллерии немецкофашистские войска начали форсировать пограничные реки. От западного берега стали отчаливать лодки, плоты с пехотой противника, на восточный берег начали выбираться плавающие танки, которые, не задерживаясь, двинулись на восток, выходя к основным магистралям и дорогам. Для уничтожения пограничных застав были выделены специальные отряды автоматчиков. 
События трагического рассвета 22 июня 41-го года на границе стали развиваться следующим образом. 
86-й Августовский погранотряд: 
1-я застава старшего лейтенанта А.Н. Сивачева располагалась у села Головенчицы. После артиллерийского и минометного обстрела заставы фашисты бросились в атаку. Заняв места в оборудованных для обороны траншеях, пограничники открыли дружный огонь из пулеметов и винтовок. Наступающие цепи противника вынуждены были повернуть назад, понеся большие потери. Двенадцать часов держались герои, отражая натиск противника, поддерживаемого танками и артиллерией, и отступили только по приказу коменданта 1-й комендатуры.  
3-я застава лейтенанта В.М. Усова располагалась у села Юзефатово, на опушке Августовской пущи. Застава в количестве 36 человек весь день вела упорные бои с пехотным батальоном противника, который поддерживался танками и артиллерией, отбив семь атак. И лишь когда у советских воинов закончились патроны и гранаты, они перешли в штыковую и рукопашную схватку, где погиб старший лейтенант В.М. Усов. Только тогда застава вынуждена была оставить траншеи и отступить по приказу коменданта. Немногим удалось прорваться к своим. В последствии Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 мая 1965 года лейтенанту В.М. Усову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, его имя носит одна из пограничных застав. 
4-я застава старшего лейтенанта Ф.П. Кириченко героически вела бой с превосходящими силами противника до вечера 22 июня и практически вся погибла, выполняя свой воинский долг. 
5-я застава лейтенанта Морозова отбила шесть массированных вражеских атак и практически вся погибла, не сдав позиции врагу, не многим удалось пробиться к своим... 
Не могу оставить без внимания пример мужества и самоотверженности пограничников на Румынской границе. 
22 июня, после нанесения ударов артиллерией по отдельным объектам, противник предпринял попытки многочисленных переправ с румынской территории через пограничные реки своих передовых подразделений с целью захвата мостов и плацдармов, но везде они были встречены организованным огнем пограничников. Бои застав повсеместно были поддержаны огнем артиллерии и контратаками рот и батальонов войск прикрытия Красной армии. Наступающим немецким, румынским и венгерским передовым частям были нанесены большие потери в живой силе, и они повсеместно возвратились на исходные рубежи. Основные бои происходили около железнодорожных и шоссейных мостов через реку Прут, в целях недопущения их использования противником они были взорваны. 
Характерной особенностью обстановки на этом участке фронта в июне 1941 года было ведение не только оборонительных, но и наступательных действий советских войск с высадкой десантов в Румынию. 23, 24, 25 июня пограничники Измаильского отряда совместно с отрядом пограничных судов, охранявшие государственную границу СССР по реке Дунай, провели успешные десанты на румынскую территорию. В некоторых десантах принимали участие подразделения 51-й стрелковой дивизии. Окрыленные этими успешными действиями, Военный Совет и командующий 9-й армией решили осуществить крупный десант с захватом румынского города Килия-Веке, где находились артиллерийские батареи, препятствующие действиям советских кораблей на Дунае. Командование десантом было поручено моряку-пограничнику капитан-лейтенанту И.К. Кубышкину. 
В ночь на 26 июня корабли Черноморского отряда пограничных судов высадили на румынский берег подразделения погранотряда, усиленные подразделениями 23-го стрелкового полка 51 сд, которые с ходу атаковали позиции румынских войск. Противник яростно сопротивлялся, но к 10 часам утра десантники захватили плацдарм шириной 70 километров и глубиной до 3-х километров, разгромив румынский пехотный батальон, погранзаставу и уничтожив артиллерийский дивизион, и взяли, по некоторым данным, 800 пленных. В течение 27 июня противник почти беспрерывно атаковал десантников, но советские воины, поддержанные артиллерией пограничных судов, успешно отражали эти атаки, что позволило вывести советские военные, транспортные и пассажирские суда, находившиеся на Дунае, из-под вражеских ударов и исключить возможность захвата их противником. В ночь на 28 июня по приказу командования советский десант возвратился на свой берег. 
Но был один участок границы, который гитлеровцам так и не удалось пройти. 12 застав 82-го Рескитентского пограничного отряда Мурманского округа с 29 июня по июль 1941 года отражали многочисленные атаки финских подразделений, которые вклинились на советскую землю. 3 августа 1941 года враг был выбит с советской земли и больше не смог преодолеть советскую государственную границу до окончания Великой Отечественной войны на участке этого подразделения. 
Немецкое командование и передовые части поразил подвиг советских пограничников в Брестской крепости. Как позже писал об этих события генерал Блюментрит, возглавляющий штаб 4-й армии, наступающей в Белоруссии, что пограничники и их жены сражались до последнего патрона, последнего человека, стойко перенося бомбежку и артобстрелы. Немецкие войска узнали, что значит иметь дело с русскими, которые по своей выучке и духу намного превосходят другие европейские армии, павшие под их натиском. Советские солдаты, отмечал он, дисциплинированны и стоят насмерть, а попытки одолеть их обходятся большой кровью. Генерал Гальдер так же отметил, что русские повсюду сражаются до последнего человека. Бои упорные, а пленных очень мало. Русские сопротивляются, пока их не убьют, или стараются выйти из окружения с боями, несмотря на потери с их стороны. 
Генерал вермахта Эрих Раус летом 1941-го пришел к выводу, что бытовавшее на Западе представление о малоподвижности лишенной индивидуальности армии России осталось в прошлом. Идеи коммунизма вызвали в советских солдатах духовный подъем, который ощущается и на полях сражений. В пограничных боях народ, которому предстояла 4-летняя война и миллионные жертвы, получил своих первых героев. Несколько десятков пограничников под командованием лейтенанта Лопатина 11 суток противостояли немецкому батальону. До 2 июля над позицией реял красный флаг, и только выстрел снайпера сбил знамя. Перед началом боя солдаты вывели из заставы ищущих на ней защиты мирных жителей. Когда люди оказались в безопасности, пограничники вернулись на позицию, чтобы принять бой, в котором все погибли. 
На 7-й заставе Волынского отряда 22 июня рядовой Петров 7 часов сдерживал немцев огнем из пулемета. Когда патроны были израсходованы, пограничник взорвал себя и подступивших немцев гранатой. 23 июня пять сотен пограничников под командованием старшего лейтенанта Поливоды в результате многочасового боя выбили немцев из Перемышля. До 27 июня они удерживали город и отошли только после приказа. 
Многие подробности боев нескольких десятков пограничных застав остаются до сих пор неизвестными, как и судьбы многих защитников границы. 
Вот как описывает штурм одной из пограничных застав заместитель командира немецкой роты: 
“После артподготовки минометной батареи мы поднялись и пошли в атаку на небольшую сторожевую заставу русских, от границы до русских было метров 400. Горели строения, клубилась пыль от взрывов, русские подпустили нас на 150 метров, упали зеленые насаждения, которые маскировали их огневые точки, и ударили пулеметы и винтовки. Русские стреляли удивительно точно, такое впечатление, что там все снайперы. После третьей атаки мы потеряли почти половину роты. Солдаты все были обстрелянные, со своей ротой, я с боями прошел всю Польшу. 
Я слышал, как ругался по рации командир батальона, распекая командира роты. Четвертую атаку, после минометного обстрела позиций русских, возглавил командир роты. Русские подпустили нас и открыли огонь, почти сразу был убит командир роты, солдаты залегли, я приказал забрать командира и отходить. Пуля попала ему в глаз и снесла половину черепа. 
Сторожевая застава была расположена на небольшом холме, справа - озеро, а слева - болото, обойти не получалось, приходилось штурмовать в лоб. Весь подъем холма был усеян телами наших солдат. 
Приняв командование, я приказал минометчикам расстрелять по этим чертовым русским весь боезапас. Казалось, что после обстрела там ничего не осталось живого, но, поднявшись в атаку, мы снова были встречены прицельным огнем русских, хотя и не такой плотности, русские стреляли очень расчетливо, видно, берегли патроны. Мы снова откатились на исходные позиции. 
Шел уже пятый час войны. Я поднял солдат в очередную атаку, на позициях русских все дымилось и горело. 
Русские снова подпустили нас на 150 метров и открыли винтовочный огонь, но выстрелы были редки и уже не могли нас остановить, хотя мы и несли потери. Когда осталось метров 30, в нас полетели гранаты. Я упал в воронку от снаряда, а когда выглянул, то увидел, что 4 русских пограничника, перевязанных окровавленными бинтами, бежали в штыковую атаку, а впереди неслись, злобно скалясь, их сторожевые псы. 
Одна из собак нацелилась мне в горло, я успел выставить локоть левой руки, пес вцепился в руку, от боли и злости я разрядил в собаку весь пистолет. 
Через несколько минут все было кончено, где-то стонали наши раненые, солдаты были настолько злы, что шли вдоль разрушенных окопов и расстреливали трупы русских пограничников. 
Вдруг раздались винтовочные выстрелы, кто-то из солдат упал, сраженный пулей, я увидел, что в проеме разрушенного и горящего здания стоял русский и посылал пулю за пулей. На нем горела одежда, волосы, но он кричал и стрелял. Кто-то из солдат кинул в проем гранату, и этот ужас закончился. 
Я смотрел на убитых русских, молодые, 18 - 20 лет, все погибли в бою, многие сжимали в руках оружие, а я радовался, что этот ад для меня закончился, разорванные связки не скоро заживут, и я буду избавлен от всего этого ужаса еще долго”. 
Летопись пограничных войск сегодня пополнилась новыми примерами мужества и героизма, которые сродни подвигам времен Великой Отечественной войны. Одно из ярчайших свидетельств этого - повседневный ратный труд, бдительная охрана государственной границы, события и дела, которыми живут пограничники. 
И в заключение хотелось бы сказать, что в городе Новокузнецке - кузнице Великой Победы - по адресу: проспект Пионерский, 39, находится штаб Новокузнецкой городской общественной организации “Ветераны пограничных войск”. Общественная организация создана для объединения пограничников всех времён и поколений, кому не безразлична судьба подрастающего поколения, кто желает и может передать свой опыт службы на отдалённых рубежах нашей необъятной Родины и тем самым внести свой личный вклад в патриотическое воспитание молодёжи города - будущих защитников Отечества. Мы будем рады встрече с вами. 
Павел Дороганов, капитан II ранга запаса.
Павел Дороганов Общество. Истории строки 25.06.2019 218
Комментарии читателей
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?
Другие материалы по теме Истории строки
В первых рядах

В первых рядах

Антонина Александровна Толстых гордится, что принимала участие в строительстве Западно-Сибирского металлургического комбината. Она всегда мечтала сделать что-то героическое, чтобы это осталось в истории. В её истории жизни есть Запсиб - великая стройка, друзья-комсомольцы и память, которой она делится с нами.

10.05.2017 535 0