Вторник, 21 Ноября 2017 года
Издаётся с марта 1930 года
Экономика
Окультуривание Кузнецкого угольного бассейна

Окультуривание Кузнецкого угольного бассейна

2017 год, объявленный Президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным как Год экологии, заканчивается. Официальные лица постараются отчитаться количеством посаженных деревьев, сокращением выбросов вредных газов, очисткой промышленной воды, тоннами убранного мусора. Не зря же они налоговый и штрафной хлеб едят! Однако для поддержания экологии необходимо постоянное и кардинальное движение вперед. Год экологии должен, превратиться в перманентную “Эпоху экологии”.
В Кузбассе угольщики, разрабатывающие недра более дешевым и безопасным, чем шахты, открытым способом, как производили “лунный ландшафт” так и продолжают и будут продолжать творить лунные кратеры-котлованы. И будут исчезать с лица Земли пахотные поля, леса, садоводческие товарищества, посёлки и деревни. Скажут: “На то он и бассейн угольный!” Но даже кошки и собаки загребают землёй то место, которое они опоганили. А за угольщиками кто должен прибирать?
Те отчисления и штрафы, которыми откупаются угольные предприятия, пусть остаются при них. Они должны сами произвести окультуривание нарушенных земель или с помощью специально созданных восстановительно-строительных подразделений, подобных шахтостроительным. А так что - приобрёл экскаватор, бульдозер, БелАЗы, взрывчатку, - и давай черпать “черное золото”, превращая его в доллары. А после - “хоть трава не расти!”. Очень правильно и эмоционально оценил печальную ситуацию в Кузбассе Виктор Кузнецов в статье “Колониальная жизнь Кузбасса” (“Кузнецкий рабочий” от 27.10.2017 г.). Похоже, что в будущем “сибирские аборигены начнут “зализывать” раны Земли, за свой счёт восстанавливать Природу”.
Не перенести ли, действительно, столицу России, которая выдаёт лицензии на открытую добычу угля без требования с разработчиков утвержденных проектов и существенных обязательств по окультуриванию Кузбасса, в Кузбасс? Тогда наверняка окультуривание котлованов и отвалов пошло бы ускоренными темпами и экологическая обстановка в Кузбассе значительно улучшилась бы.
Необходимо пояснить, что понимается под окультуриванием (облагораживанием) котлованов и отвалов. Это не только рекультивация нарушенных земель, то есть восстановление плодородного слоя, но и полезное использование пустот, оставшихся после выемки угля.
Запретить выдачу лицензий на добычу угля открытым способом невозможно, да и бессмысленно. “Угольная лихорадка” разожгла алчные аппетиты олигархов. Без серьёзных законодательных мер властей Российской Федерации эти аппетиты умерить невозможно. Нужно попробовать помочь властям выработать такие законы, чтобы “волки-угольщики были сыты и кузбассОВЦЫ - целы”.
Губернатор Кемеровской области Аман Гумирович Тулеев в своей книге “Преодоление” (г. Кемерово, “Кузбассвузиздат”, 2009 г.) сетовал: “Убедить собственников предприятий заняться вопросами экологии оказалось непросто - у них голова болела только о прибыли... Отвалы, которые образовались при ведении открытых горных работ, достигают 12 миллиардов кубометров... Сейчас (2009 год. - В.Л.) площадь нарушенных земель составляет у нас 101 тысячу гектаров, а ежегодно мы восстанавливаем около одной тысячи гектаров земли”.
Кому, как не А.Г. Тулееву, знать общее состояние ситуации: “...за всё время существования угольной отрасли в Кузбассе длина наших рек сократилась более чем на 100 километров, свыше 200 малых рек вообще уничтожено... Может случиться так, что при огромном избытке воды пить будет нечего”.
По данным, озвученным на совещании в городе Кемерове под названием “Итоги работы угольной отрасли Кузбасса. Меры по улучшению состояния промышленной безопасности”, только за 9 месяцев 2017 года в Кемеровской области добыто 189,2 миллиона тонн угля. Из них открытым способом 115.1 миллиона тонн. Можно кричать: “Ура!”, если не называть в это время неосуществленное окультуривание нарушенных земель и отвратительную экологическую безопасность местного населения.
Отрицательное воздействие на экологическую обстановку оказывают своими производственными отходами металлургические заводы и обогатительные фабрики. Например, Абагурская аглофабрика организовала на поверхности земли аж три хвостохранилища, с которых приезжавшие японцы быстро сбежали, увидев, как их датчики показали активное радиоактивное излучение. Одно из хвостохранилищ на правом берегу реки Кондома вплотную лежит с посёлком Елань. По наблюдению одного врача-педиатра сельской больницы, дети в Елани заболевают чаще, чем в других поселениях Новокузнецкого района. Это не мудрено, так как хранилище расположено с наветренной стороны (западной) от посёлка. Вот такие отходы производства обязательно нужно прятать под землю, используя их для заполнения угольных и рудных котлованов.
Пора объявить в Кемеровской области чрезвычайную экологическую ситуацию (ЧЭС), связанную не с природными катаклизмами: ураганом, землетрясением, наводнением или пожаром. ЧЭС связана с техногенной экологической катастрофой - “угольной лихорадкой”, в частности, с бесконтрольным, кажущимся дешевым открытым способом добычи угля. На самом деле, это просто варварский, если не воровской, способ, не выполняющий полного окультуривания земли после себя. При таком усеченном, неполном, незавершенном способе, конечно, себестоимость угля окажется низкой, а прибыли баснословными.

Причины  невыполнения  рекультивации  земель

На мой взгляд, рекультивация пахотного слоя земли затягивается в связи с кажущейся необходимостью перед ней полного заполнения котлована грунтом. Будто бы рекультивация должна быть последней операцией в общей технологической цепочке добычи угля открытым способом.
С одной стороны, действительно, не наберётся одномоментно большого количества заполнительного грунта, так как появились пустоты, объёмы которых соответствуют объёмам вынутого угля. Это, видимо, является хорошим “козырем” у разработчиков разрезов, чтобы не производить рекультивацию быстро.
С другой стороны, бывает трудно установить разработчика, ответственного за рекультивацию, так как ушлые предприниматели, пользуясь несовершенными законами, несколько раз могут перепродать свои права, а то и обанкротиться. Так, например, запутало ситуацию ООО “Сибуголь”, находящееся в стадии банкротства и продавшее все 100 процентов своих акций ООО “Сибэнергоуголь”.
В-третьих, разработчики откупаются штрафом, который по величине не адекватен стоимости полного окультуривания, так как не учитывает удаление пустот не только по объему, но и по времени - упущенную выгоду государства.
Аман Тулеев приводил пример - решение опробовать на разрезе “Сартаки” заполнение карьерных выработок совместно с Беловской ГРЭС её золошламовыми отходами. Однако это заполнение растянулось бы на восемьдесят лет. А желательны быстродействующие мероприятия по окультуриванию нарушенных земель.

Предпосылки к рентабельному  окультуриванию  земель

099_08_2017.jpgНесмотря на то, что проблема “угольной лихорадки” и отставания в облагораживании нарушенных земель довольно четко определена, угольщики не станут ломать голову, как решить проблему конструктивно до конца. Им выгодны существующие законы государства, которые и не нужно обходить. Сказывается и лоббирование интересов хозяев угольных разрезов. Считаю, что нужно помочь Правительству Российской Федерации конкретными конструктивными предложениями, которые оно может ввести в существующие законы, с целью улучшения жизни местного населения.
Я как строитель, металлург, проектировщик и изобретатель на основании анализа и расчетов вижу, что существует рентабельный способ окультуривания нарушенных земель. Другие мероприятия, такие, например, как заполнение котлованов водой, не отвергаю, хотя они являются малорентабельными.
Как известно, большую часть котлована занимал извлеченный уголь, вместо которого образовалась пустота. Вскрышной грунт при рекультивации заполнит своё место в котловане, а вот с пустотой что-то нужно делать. А ведь пустота - это, по сути, готовый результат выполненной земляной работы, за которую при строительстве обычно платят хорошие деньги. Эта работа включена в себестоимость добытого угля и уже оплачена потребителем угля. Подчеркнем, что она может быть включена в себестоимость встроенного в котлован подземного помещения и вторично принесет прибыль разработчику-угольщику.
Мной предлагается пустоту котлована превратить в специальное подземное помещение, повторяющее по форме контур котлована, с прочным перекрытием, способным выдержать слой плодородного грунта толщиной 5 - 10 метров. Борта котлована, по сути, являются уже готовыми стенами помещения. Помещение по объёму будет равно объёму V (метров кубических) извлечённого угля, который подсчитывается по формуле

V = Q/q,

где Q - количество добытого угля в данном котловане, тонн;
q - плотность данного угля, тонн/метр кубический (для кузнецких углей q =1,22-1,35).
Например, в котлованах, из которых добыто 122 - 135 миллионов тонн угля, объём встроенных в них помещений составит приблизительно 100 миллионов кубических метров. А теперь прокрутите миллионы тонн добытого ранее угля в Кузбассе открытым способом! Сколько кубометров пустоты необходимо заполнить, чтобы сравнять котлованы с уровнем поверхности земли?!
При правильном подходе к окультуриванию котлована пустота может превратиться в деньги.

Прежде, чем  котлован рыть,  подумай, как его перекрыть

На приведенной схеме показан принцип превращения пустоты котлована во встроенное в котлован помещение. Конструктивные решения могут быть разнообразны в зависимости от предполагаемого назначения помещения.   
Боковые стены подземного встроенного в котлован помещения повторят профиль бортов котлована, а сверху помещение будет снабжено перекрытием, на котором расположится вскрышной плодородный грунт. При этом все автодороги, по которым вывозился уголь большегрузными самосвалами, окажутся внутри помещения и будут использованы в дальнейшем для обеспечения жизнедеятельности помещения. Помещение может быть многоэтажным. Каждый этаж будет связан с общей спиральной автодорогой.
По сути, готовые стены помещения в виде бортов котлована из коренного грунта остается покрыть гидрофобным материалом и забетонировать котлованные спиральные автодороги. Для поддержания самого верхнего и междуэтажных перекрытий помещения возводят колонны. Для перекрытий с большими пролетами возможно использование ферм, особенно для самых верхних, по площади равных верхнему контуру котлована и поддерживающих плодородный грунт и сельскохозяйственные машины.
По необходимости может быть воздвигнуто несколько подпорных колонн. В каждом конкретном случае проектировщики помещений рассчитают и создадут надёжные перекрытия подземного встроенного в котлован помещения.
На перекрытие вернут вскрышной грунт с таким расчетом, чтобы плодородный слой грунта оказался сверху. На нём могут вырасти сады, подобные “висячим садам Семирамиды” (810 - 806 годы до нашей эры).
Для строительства подземных помещений могут быть привлечены метро-, мосто-, шахтостроители и строители перекрытий громадных спортивных сооружений. Возводить такое помещение будет легче, чем шахтерам делать крепи, а в дальнейшем забутовку штреков под землей, так как работа будет осуществляться на открытом воздухе с использованием башенных кранов. Возможно, будут созданы специальные восстановительно-строительные организации с проектными подразделениями, которым найдётся работа на всё то время, пока будут копать Кузбасс.

Превратить  “минусы” в “плюсы”

Подземные помещения при соответствующем дооборудовании могут быть использованы как хранилища продуктов питания или цистерн с горюче-смазочными веществами, или как лаборатории с постоянной температурой и влажностью, или как гаражи. Возможно их использование под гостиницы со стоянками для автомобилей, под архивы и картинные галереи. В подземных помещениях могут расположиться торгово-развлекательные центры и спортивные площадки. Внутренний автотранспорт логично заменить экологичными электрокарами. Появятся эскалаторы, лифты и другие коммунальные системы.
В Австралии и Турции, например, созданы комфортные подземные города, спасающие людей от жары. У нас же можно спасаться от мороза и снежных бурь.
Следует поучиться у Германии, устроившей подземные заводы и лаборатории. Углеобогатительные фабрики со всеми своими этажами могут поместиться в громадном котловане. Там же могут работать предприятия по глубокой переработке угля.
С целью привлечения туристов в помещениях можно организовать технические музеи с выставкой натуральной техники, которая использовалась при добыче угля: роторные и ковшовые экскаваторы, большегрузные (до 250 тонн) БелАЗы и другое.
Кстати, технические музеи можно устраивать и в закрытых шахтах. Любознательный народ, особенно школьники, с удовольствием облачатся в шахтерскую робу, тем более в каску с фонариком. Это я знаю по своей дочке и по её восхищению от похода на одну из шахт. Она сейчас трудится на шахте.
На мой взгляд, экскурсии под землю не менее интересны, чем путешествие по подземным туннелям Киевско-Печерской лавры, где демонстрируют останки праведников, замуровавших себя в подземелье и погибших там без дела. Жуть сплошная!
В наших подземных музеях будет прославляться полезная деятельность людей. Это будут экскурсии по “золотому” дну Кузбасса.
Конечно, самое простое - заполнять помещения промышленными и бытовыми отходами. При этом заполнение может продолжаться неограниченное время, так как на верхнем перекрытии уже может колоситься пшеница.
В частности, такие прогрессивные предприятия, утилизирующие городские отходы, как Новокузнецкое ООО “ЭкоЛэнд”, могут тоже сохранить сельскохозяйственные поля, отправляя неподдающиеся утилизации отходы в упакованном виде в ближайшие котлованы для их заполнения. Тогда, возможно, отпадет необходимость в мусоросжигательных заводах.
Я предполагаю, что могут появиться инвесторы, которые заинтересованы в получении подземных помещений, выполненных сразу по их техническим заданиям для определенного назначения.

Опережающее окультуривание котлованов

Полезно ввести законодательно способ опережающего, авансового окультуривания ранее нарушенных земель, что уместно на “Территории опережающего развития”, к которой отнесен Кузбасс.
Способ опережающего окультуривания нарушенных земель заключается в том, что при выдаче лицензии на добычу угля открытым способом новым угольным разрезам будет вменяться в обязанность окультуривание отработанных ранее (“чужих”) разрезов, по площади равных указанным в лицензии. Новый разработчик может выгодно перемещать вскрышной грунт в соседний ранее созданный котлован. Для этого он должен построить в этом котловане подземное помещение. Только после выполнения опережающего окультуривания новый разработчик может начать непосредственно извлечение угля на отведенной ему территории.
Опережающее облагораживание явится довольно прогрессивным мероприятием, способствующим устранению “лунных кратеров” по всей территории Кузбасса.

Подкрепление окультуривания  Кузбасса  федеральными  законами

Спасение “утопающих” в Кузнецком угольном бассейне не нужно перекладывать в руки “самих утопающих”. Они “тонут” не по своей воле и охоте, а по несовершенству федеральных законов, позволяющих выдавать лицензии на добычу угля открытым способом без проектов и существенных обязательств, предусматривающих облагораживание нарушенных земель.
В настоящее время открытую добычу угля можно сравнить с грабежом квартиры вором-домушником. Тот в поисках денег и драгоценностей после своего ухода оставляет в квартире разбросанные вещи.
Как мы отметили, пункт о рекультивации земли стоит на последнем месте технологической цепочки. Необходимо законодательно поставить этот пункт на первое место. Рекультивацию, а в более широком смысле - облагораживание, нужно начинать и проводить до начала добычи угля, как опережающее мероприятие. Это станет основой закона об экологической безопасности местного населения.
В письме к министру природных ресурсов Ю.П. Трутневу в 2007 году Аман Гумирович предупреждал, что выдача лицензий без учета сложившейся ситуации может привести к бесконтрольности и неуправляемости в вопросах природопользования и экологии, ухудшению качества жизни в Кузбассе.
Его предупреждения, к сожалению, оправдались. Особенно это видно на примерах притеснения разрезами посёлков, деревень, садоводческих товариществ и месторождений минеральных вод в Новокузнецком районе.
В настоящее время незамедлительно следует издать федеральные законы, регламентирующие в лицензии порядок добычи угля открытым способом и ответственность за полноценное окультуривание нарушенных земель в короткие сроки.
До выдачи лицензии следует требовать предоставление утвержденных и согласованных с местным населением проектов разреза и производства работ в разрезе по добыче угля с указанием работ по окультуриванию земли. При выдаче лицензии необходимо включать в обязательства добытчиков угля полное окультуривание нарушенной земли (рекультивацию и превращение пустоты котлована в подземное помещение) с назначением обоснованных коротких сроков.
Следует заинтересовать добытчиков угля в темпах строительства подземных помещений и дать им возможность продавать или сдавать в аренду построенные ими подземные помещения в результате окультуривания земель. При этом та часть себестоимости угля, которая включалась за вскрышу и выемку угля, вернётся добытчику угля второй раз в составе цены подземного помещения. Это повлияет в общем на снижение себестоимости добытого угля, а значит, на увеличение прибыли угольщикам при его реализации.
Сельскохозяйственные работники быстрее получат окультуренные гектары земли, не дожидаясь полного заполнения пустоты.
Создание и работа специализированных организаций по окультуриванию нарушенных земель угольными разрезами будут способствовать улучшению экологических условий для местного населения, увеличению рабочих мест и притоку населения и туристов в Кузбасс.
Правительству Российской Федерации нужно беречь “курочку”, которая несёт “золотые яйца”.

Валерий Ларин,
кандидат технических наук.
Валерий Ларин, Экономика. Год экологии. Точка зрения 11.11.2017 461
Комментарии читателей
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?
Другие материалы по теме