Суббота, 16 Декабря 2017 года
Издаётся с марта 1930 года
Досуг
Пятеро в лодке, рюкзаки и собака

Пятеро в лодке, рюкзаки и собака

Если вам даже заметно за восемьдесят, если нет уже прежнего здоровья и молодой прыти, но есть желание жить, а не стареть, отправляйтесь в путешествие на нашу сибирскую природу.
Честно скажу, мы с мужем поначалу сомневались: сможем ли, как в былые времена, добраться до тайги и вкусить всех прелестей необустроенной таёжной жизни? В “поход” позвал внук Николай, намереваясь приехать из Москвы в родной Новокузнецк с 12-летним сыном Юрой. Вспоминая свои детские годы, Коля признавался, что наши семейные поездки с проживанием в тайге ему запомнились как никакие другие. Теперь он хотел преподать урок лесного бытия и рыбной ловли нашему правнуку.
Найти маршрут всем по силам и по интересам нашей дочери Ирине Анатольевне Лисиной, которую знают туристы всего Кузбасса (и за его пределами), не составило труда. И вот в один из дней августа, когда едва начинало светать, после тщательных предварительных сборов мы отправились в путь...
Все - и стар, и млад, несмотря на столь ранний час, были в приподнятом настроении. Тем, кому доводилось выносить и грузить в машину рюкзаки, когда соседи ещё спят глубоким сном, а дом окутан таинственным полумраком, знакомо это чувство ожидания неизведанного. Оно не покидало нас всю дорогу, пока не проехали просыпающиеся Мыски, не миновали, направляясь к реке Мрассу, известную рыбакам и туристам деревню Чувашка, не достигли расположенной недалеко от неё пристани с многочисленными лодками.
...А здесь волнений и настоящих страстей ещё прибавилось. Начать с того, что с нами в путешествие отправлялся 9-месячный пёс - ирландский терьер. Про собак этой породы известно, что они любят воду. Но наш питомец впервые “выходил в свет”. Как он себя поведёт, как выдержит почти двухчасовой “заплыв” вверх по полноводной Мрассу? Да и всем нам, несмотря на опыт прежних путешествий в таёжных местах, ранее не приходилось долго плыть в наполненной почти до краёв людьми и грузом моторке. Но благодаря опыту местного лодочника всё обошлось благополучно. Постепенно мы попривыкли к стремительному движению по воде, освоились на своих сиденьях и даже стали любоваться красотами по берегам горной реки, делать фотоснимки.
Жить нам предстояло в срубленном из хвойных бревен доме, спрятавшемся совсем недалеко от берега среди деревьев, но не видного с реки. Здесь всё было предусмотрено для нехитрого, но надёжного быта. Топчаны с матрацами, поверх которых мы постелили целлофановую плёнку и разместили свои спальные мешки. Небольшая, но, как выяснилось, быстро нагревающаяся печь. Стол с лавками с двух сторон. Роль вешалок выполняли большие гвозди, вбитые в самых удобных для пользования местах. Воздух в тайге наполнен неописуемыми ароматами. Они витали и в нашем новом жилище: кто-то до нас во всех углах оставил засушенные букеты из цветов и трав.
Пребывание в лесной стоянке настоящих путешественников, а не случайных рыбаков угадывалось во многом: от умывальника, сделанного из перевёрнутой обрезанной пластмассовой бутылки, прибитой на ближайшем дереве, до поленницы дров и рулона берёзовой коры. Оборудование кострища заслуживало всяческой похвалы. В отдельно стоящей под навесом летней кухне над длинным обеденным столом красовалась объемистая поварёшка - будто эстафета для вновь прибывающих. Позаботились о них, оставив в надёжном месте не только традиционные спички, соль, сахар, но и другие непортящиеся продукты.
Нам не надо было ничего, мы сами в изобилии набрали припасов, благо на этот раз рюкзаки не пришлось нести на себе. Так что, быстро проведя уборку в доме и на подворье, мы с Ириной принялись за приготовление завтрака. Николаю с Юрой не терпелось отправиться на рыбалку. Анатолий Михайлович как примерный муж и заботливый отец остался нам помогать, хотя и ему хотелось уйти на берег: бывало раньше он лавливал на Казыре не только хариусов, но и тайменей. 
Примерно так же распределились роли у нас и в дальнейшем. Основная нагрузка “по дому” легла на дочь. Но Ирина успевала не только умываться, но и купаться в горной реке. Иногда сопровождала папу, занимавшегося главным образом работой, требующей мужских рук, при его попытках порыбачить. Я была по мере моей подвижности на подхвате в столовой и у костра. Случалось наглотаться дыма, зато с каким удовольствием вдыхаю теперь его запах от походной одежды! Николай и Юра, начиная с раннего утра, по нескольку раз уходили на рыбалку. Правнуку не очень хотелось вылазить из спальника, но, услышав притворно-грозное: “Ты меня знаешь!” - быстро вскакивал и начинал одеваться. Кстати, перед отъездом ему обновили “амуницию”. И вообще рыбачить Юре нравилось. Мастер-классы с папой начались ещё дома, на Москва-реке. Так что на Мрассу наши гости уже соревновались: кто кого “обловит”?
091_05_2017.jpgУлов был не ахти какой, несмотря на наличие дорогостоящих снастей, которые Николай, несмотря на нынешние ограничения ручной клади, взял с собой в самолет. Уровень воды в Мрассу всю неделю, которую мы прожили на природе, постоянно менялся. Она то прибывала, то убывала, вода была мутная. Как ни старались рыбаки, как ни ходили, не жалея ног, поймать приличных хариусов с берега не удавалось. Хотя уха и “жарёха” в нашем меню все же были ежедневно. Наибольшую общую радость доставила крупная щука, которую отец с сыном принесли в один из первых вечеров. Коля выловил её на границе прибрежной осоки, а Юра, как он выразился, “загонял” щуку. Умело приготовленная самим рыбаком, она оказалась неожиданно вкусной.
Да мы и не задавались целью запастись рыбой, хотя приобрели, как положено, разрешение на ловлю. Хотелось просто побыть вместе, отдохнуть, набраться свежих впечатлений. А наш многолетний “путешественник” - кан для рыбы - даже пригодился: в нём мы носили с реки воду.
После нескончаемого городского шума душа отдавалась полной тишине. Лишь изредка услышишь постукивание одинокого дятла. Или, внезапно появившись на пороге дома поутру, спугнешь отдыхающих на дереве рябчиков... Ещё загадочнее и уютнее были наши вечера, когда собирались у костра или укладывались в спальники. К костру иногда выходил из темноты бурундучок, названный нами Васькой, - в память о другом зверьке, с которым мы подружились, когда рыбачили на Казыре и жили в палатках. Здесь в доме тоже не было “удобств” и электричества, мы запаслись фонарями и свечками. Под их мерцание предавались воспоминаниям. Юре дружно устраивали экзамены. Например, спрашивали, деревья каких пород он видел в тайге. Прежде показывали кедр, пихту, березу, осину, рябину...
Неделю мы жили без телевизора, Интернета, сотовой связи. Правда, Николай умудрился привезти солнечную батарею, которая позволяла подзарядить айфон и слушать музыку, фотографировать. На погоду нам повезло. Стояли тёплые ясные дни без дождей, если не считать недолгой измороси после утренних туманов над рекой. Хотя даже после небольших осадков скользкие спуски и подъёмы на глинистой почве становились для нас с мужем труднопроходимыми. Выручали упрощенные “тулеевские” палочки. 
В день отъезда домой к нам впервые причалила лодка. Семь дней никто не проходил и не подплывал. Лишь изредка слышались звуки моторов, спешащих мимо по реке лодок. Оказалось, приехал хозяин дома, в котором мы жили, встреченный громким лаем нашего пса, почувствовавшего себя на свободе самым главным. Хозяин порадовал нас и одновременно огорчил. Порадовал угощением - арбузом. Огорчил вестью о том, что наш любимый Казыр одолевают медведи. На усадьбу, где мы сейчас отдыхали, два года назад тоже приходил медведь. Он был ранен и голоден. Найдя у потухшего костра невымытую кастрюлю с остатками пищи, прогрыз её насквозь. Теперь этот “экспонат” прибит на дереве, как назидание тем, кто не соблюдает законов тайги. Один из них требует не замусоривать природу и не прикармливать зверей. Мы тщательно убрали после себя стоянку. Когда за нами в назначенный час прибыла лодка, вместе со своими рюкзаками увезли банки-склянки и выбросили в специальный контейнер на пристани.
И снова - в путь на автомашине. Теперь уже днём, проезжая населённые пункты в обратном порядке. По дороге плакаты и баннеры извещают, что оставшийся в стороне от нашего маршрута Междуреченск готовится стать центром областного шахтёрского праздника. Старший из нас, Анатолий Михайлович Чухонцев (почётный работник угольной промышленности России, мастер спорта РЛЛС), после окончания горного института начинал в этом городе трудовой путь. Муж стал жизненным примером для 35-летнего внука, который теперь привез к нам с воспитательной целью своего сына. Наверняка Юре пойдут на пользу “сибирские уроки”, запомнится наше таёжное путешествие...
Любовь Чухонцева, 
заслуженный работник 
культуры РСФСР.
Ирина и Николай Лисины (фото).
Любовь Чухонцева, Досуг. Из ближних странствий возвратясь 10.10.2017 208
Комментарии читателей
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?
Другие материалы по теме