Четверг, 27 Июня 2019 года
Издаётся с марта 1930 года
Человеческое измерение

Владимир Машков

• Аура, что я какой-то злой и суровый, меня преследовала всегда. Буйный я был в молодости. Так складывались обстоятельства: искал себя, хотел взять мир за грудки. Был достаточно эмоциональным парнем и на многие вещи реагировал очень остро. Драка всегда казалась естественным решением в любом мужском конфликте. Ну вот Олегу Палычу пришлось постепенно учить меня быть поспокойнее, за что я ему очень благодарен. Сейчас всегда контролирую себя и думаю, стал от этого только счастливее.
• В Школу-студию МХАТ приняли, но вскоре отчислили за драку. А я шёл, как танк, и сдаваться не собирался. Устроился рабочим сцены в Театр Табакова и однажды столкнулся с мэтром на ступеньках. Олег Павлович в то время набирал курс, и я предложил посмотреть меня. Он согласился, хотя я до сих пор не знаю причину этого поступка. Может, свою роль сыграла бутыль с соляной кислотой у меня в руках? Но факт остаётся фактом, и я начал учиться у Олега Павловича. Главное, чему меня научил Табаков, так это упорству. Лез из кожи вон, чтобы убедить учителя, что я не случаен в этой профессии, но у меня не получалось. И вдруг он мне, 24-летнему, доверил роль главного героя пьесы Галича “Матросская тишина” - старика Шварца.
• После “Ликвидации” я ещё очень долго не мог избавиться от украинского акцента. “Шокал” и “хэкал” к месту и нет. И вся история, рассказанная в фильме, долгое время жила со мной.
• Деньги я не храню. Я их трачу. На что?! На жизнь! На близких, на друзей. Мне дедушка в детстве сказал одну мудрую вещь: “Представь ситуацию: ты накопил много-много денег, не потратил их и умер. А другой все свои заработанные деньги тратил. И тоже умер. Так кому из них легче?” Поэтому в финансовых вопросах я следую заветам дедушки. И всем предлагаю так поступать: есть деньги - тратьте, помогайте друг другу!
• Как известно, самая трудная борьба - это борьба с самим собой, а потом уже с обстоятельствами. Я рад тому, что всю жизнь борюсь с собой, со своим характером, с привычками, недостатками. В безмятежные периоды самоуспокоения меня как будто не существует, я словно мертвый.
• Меня вообще трудно напугать. От страхов я избавился еще в юности. В театральной среде мне комфортно - все люди адекватные, профессиональные, со многими работал, с некоторыми дружил. Даже не ожидал, что в театре мне будет так же хорошо, как и в кино. У меня огромные планы, наступают интересные времена.
• Актеры очень странно устроены: одна мысль - о работе, о кино, о роли, а вслед за нею тут же приходит другая - о жизни, о самом себе, своих ощущениях и желаниях. Эта двойственность мыслей - где я, а где мой персонаж - обогащает мою натуру. Я убежден в том, что каждый персонаж, сыгранный мною в кино или театре, лучше и чище меня, Владимира Машкова. Причем вовсе необязательно, чтобы герой был положительный. Я сыграл целую плеяду не очень хороших людей, но при этом всегда старался следовать наставлению своего учителя Олега Павловича Табакова и, конечно, великого Станиславского: актер должен быть адвокатом своих героев. Не обнаружив светлого начала в человеке, невозможно создать его истинный образ, ибо в глубине души каждого из нас живет Бог. На худой конец, если Бога найти не удается, пытаюсь обнаружить в своем нехорошем персонаже что-то живое, человеческое.
• А почему труд, аскетизм, мужественность не могут приносить удовольствие? Уверяю вас: артистов, которые все делают сами, сейчас немало. Так что я не исключение. Главное - правильно рассчитать силы и самому понять, сможешь ли справиться со всем тем, что должен сделать герой. Разумеется, речь не о том, чтобы подорвать здоровье и сорвать съемочный процесс, совершая все эти подвиги. Актеру необходимо все трюки выполнять самому, чтобы добиться правды, достоверности образа. Если бы я не научился водить паровоз, то зритель бы сразу увидел мою никчемность и искусственность. В нашем мире и так много фальши, а когда и в кино все ненастоящее и придуманное, то это нагоняет еще большую апатию. Если Игнат в фильме “Поезд” живет в бараке и ест скудную похлебку, то я тоже, вернувшись со съемок, не могу питаться деликатесами. Вот и стараюсь придерживаться его меню, разумеется, не рискуя здоровьем. На время всего съемочного процесса я перестаю быть Владимиром Машковым, а становлюсь Игнатом. В течение шести месяцев до начала съемок фильма “Поезд” я худел, занимался спортом, знакомился с машинистами поездов. В моей актерской биографии нет ни одного героя, азы профессии которого я бы не постиг.
• Для меня возраст - это прежде всего обретенный опыт. Хочется верить, что чем старше я становлюсь, тем мудрее. Да и глупо как-то переживать по поводу того, что ты изменить не в силах. Владимир Машков, актёр
Человеческое измерение 23.11.2018 286
Комментарии читателей
"В театральной среде мне комфортно - все люди адекватные"
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?