Суббота, 25 Ноября 2017 года
Издаётся с марта 1930 года
В России

Замедление инфляции грозит России катастрофой

К середине октября инфляция в России замедлилась до 2,8 процента, установив очередной рекорд. Уже три месяца она находится на уровне ниже целевого и продолжает опускаться. Причиной тому многообразие разных факторов: от жесткой политики Банка России до сравнительно крепкого рубля и общей слабости потребительского спроса в стране. С одной стороны, исторически низкая инфляция — успех, которым гордятся финансовые власти, с другой, вполне реально возникновение проблемы противоположного свойства. Если рост цен упадет до нуля (что вполне можно вообразить при сохранении текущего тренда), то проблемы возникнут у всех секторов экономики. А тяжелее всего придется должникам, чье число в стране продолжает расти.

16 октября замминистра экономического развития Азер Талыбов объявил, что годовая инфляция в стране замедлилась до 2,8 процента. Это очередной рекорд этого года. Динамика прослеживается четко — по итогам июля годовая инфляция впервые опустилась ниже ориентира ЦБ в 4 процента, к концу августа снизилась до 3,4 процента, в сентябре была достигнута 3-процентная отметка. Теперь за полмесяца рост цен замедлился еще на 0,2 процентного пункта даже на фоне ослабления фактора рекордного урожая.

Еще заметнее замедление роста цен, если отслеживать динамику по годам. В 2015 году были максимальные за 10 лет 12,9 процента. Однако уже в 2016 году инфляция снизилась в 2,5 раза, до уровня 5,4 процента, и это был лучший результат в истории России. При тренде последних месяцев есть серьезные основания полагать, что инфляция упадет еще в два раза или около того.

С начала года по сентябрь инфляция зафиксирована на уровне всего 1,7 процента. Уже очевидно: потребовались бы потрясения эпических масштабов, чтобы итоговый показатель за год превысил целевой уровень Центробанка в 4 процента. Последние месяцы года, особенно декабрь, — период активизации потребительских расходов. Цены обычно идут вверх, но даже с поправкой на это вероятность ускорения роста цен более чем на 3 процента очень мала.
Более того, даже ощущаемая большинством граждан потребительская инфляция, измеряемая холдингом «Ромир», заметно замедлилась. Обычно она выше официальных показателей из-за другой методики, но сейчас разница весьма скромная — 2,2 процента с начала года против 1,7 процента по версии Росстата. Для сравнения, в прошлом году инфляция по оценке «Ромира» составляла 7,1 процента (разница с официальным показателем — 1,7 процентного пункта).

В общем, цены практически не растут — по всем возможным индикаторам. ЦБ и Минфин, считающие борьбу с инфляцией своей главной задачей на ближайшие годы, могут торжествовать. Хотя резкое сокращение инфляции — далеко не только результат удачной финансовой политики регуляторов.

Отрицать влияние Банка России на инфляционные процессы, конечно, бессмысленно. В декабре 2014 года на фоне стремительного взлета курса доллара (в определенный момент американская валюта, напомним, достигала 80 рублей, а евро превышал отметку в 100 рублей) повышение ключевой ставки и сжатие ликвидности поставило серьезную преграду росту цен. Впоследствии, несмотря на замедление инфляции, ЦБ не торопился со снижением ставки. На данный момент разница между размером ставки и инфляцией достигла рекордных 5 процентных пунктов.

ЦБ часто ругали за подобное ведение дел, в частности, критика раздавалась из Столыпинского клуба (Борис Титов и Сергей Глазьев), но не только. Недовольные считали, что тем самым финансовые власти душат экономику — при высокой ставке ограничивается объем кредитования в стране, и это ведет к спаду. Действительно, показатели ВВП в 2015 и 2016 годах оказались самыми слабыми с кризиса 2008 года. В большинстве стран в период экономических проблем государство проводит контрциклическую политику, подразумевающую в том числе и снижение ставок. Российский регулятор поступал противоположным образом.

Как бы то ни было, в замедлении инфляции сыграли роль и другие факторы. По словам главного экономиста Альфа-банка Наталии Орловой, большое значение имели стабилизация и снижение курса доллара, который за последний год потерял более 10 процентов к рублю. Соответственно, импортные товары подешевели. Но импорт значительно сократился по сравнению с пиковыми значениями 2013 года. В 2016 году он был почти вдвое меньше, чем до кризиса.

Граждане стали меньше потреблять в принципе. В начале 2017 года потребительские расходы россиян рухнули до пятилетнего минимума. В последующие месяцы, несмотря на некоторое улучшение ситуации в экономике в целом, потребительские расходы почти не росли. Что неудивительно, учитывая, что реальные доходы за тот же период упали на 1,4 процента. А потреблять в кредит из-за высоких ставок сейчас возможности нет.
Наконец, внесли свою лепту высокие урожаи последних двух лет. Сбор зерновых в текущем году достигнет 130 миллионов тонн, это лучший результат в истории. Хорошие показатели по урожаю фруктов и овощей, и это смягчает сложную ситуацию с наполнением рынка продовольствием, вызванную контрсанкциями 2014 года. В августе цены снижались на протяжении всего месяца, а в сентябре, когда инфляция обычно возобновляется, был зафиксирован нулевой рост цен.

Можно констатировать, что инфляция замедлилась из-за комбинации разных факторов, но как бы то ни было, результат достигнут. Другой вопрос — считать ли это однозначным успехом. На первый взгляд, стабильные цены — это однозначный плюс как для государства в целом, так и для каждого отдельного гражданина. Но не все так просто.

Если тренд на снижение инфляции сохранится, то экономика может столкнуться с рядом неприятных последствий. Еще в начале 2016 года аналитик Bank of America Дэвид Хонер говорил об угрозе дефляции для России. По его мнению, наша страна рискует попасть в ту же ситуацию, что и большинство стран Запада, которые борются со слишком низким ростом цен уже 10 лет, а Япония — более 25 лет. Полтора года назад наблюдалось лишь некоторое замедление инфляции, и было сложно вообразить, что уже вскоре она опустится ниже 3 процентов.

Чем опасна дефляция? Когда цены падают, граждане не торопятся тратить деньги, предпочитая нести их даже не в банковскую систему, а под матрас. Или скупать «мертвые» активы вроде золота. Ведь завтра покупательная способность денег вырастет — тогда зачем их расходовать? Для должников же ситуация становится экстремально тяжелой. Многие банки раздавали кредиты, исходя из двузначной инфляции в ближайшем будущем. Если цены растут слабо, то кредит для заемщиков резко дорожает. Все это приводит к массовым дефолтам и падению потребительской активности.
Классический пример тяжелого кризиса, которому сопутствовала дефляция, — Великая депрессия в США 1930-х годов. В более мягкой форме это повторилось после финансовой катастрофы 2008 года. Власти США, ЕС, Японии предприняли небывалые меры для борьбы с этим явлением, но результат пока так себе — инфляции практически нет, население тратит неохотно, а экономический рост не может и близко дотянуться до докризисных показателей.

В России реализация этого сценария обрекает страну на продолжительный период слабого экономического роста. С учетом того, что по показателям на душу населения РФ в 2-3 раза уступает странам Западной Европы, это будет особенно болезненно. А опыта борьбы с дефляцией у российских регуляторов нет, сдерживать рост цен они более или менее научились, но как регулировать обратный процесс?

«Что будут делать Минфин и ЦБ при падении уровня инфляции до 1 процента? Думаю, только понижением ключевой ставки или включением печатного станка тут не обойтись. Потребуется комплекс мер монетарного воздействия. Среди которых будут, конечно, и снижение ставки, и увеличение денежных агрегатов, и, скорее всего, стимулирование населения к повышению трат через рост кредитования, а производителей — к повышению цен», — рассказал аналитик ГК «Финам» Алексей Коренев.
Заметим, что в США даже комбинация всех стимулирующих мер результат дала не сразу, да и успех был довольно ограниченным.

В то же время Коренев считает, что пока дефляция России все-таки не грозит.

«Некоторые нездоровые признаки в экономике последних месяцев наблюдаются, несмотря на рекордно высокие за последние годы темпы роста ВВП. Однако на настоящий момент все это не перешло в необратимую фазу и вполне может оказаться относительно краткосрочным. Так что на сегодняшний день особых причин опасаться попадания страны в дефляционную спираль пока нет», — подчеркнул он.
В свою очередь, Наталия Орлова уверена, что факторы, обусловившие замедление роста цен до рекордно низких значений, — временные. Особо она выделяет в этом ряду высокие урожаи и ставку ЦБ, которая будет снижаться. В перспективе инфляция вернется к уровню 3-4 процента, вполне удовлетворительному для развития страны.

Крайне слабая инфляция последних месяцев — это определенно новый период в развитии экономики России. Как говорится, страна вступила «на территорию неопределенности», когда привычный опыт регулирования экономики уже не работает. Какой сценарий реализуется в итоге — инфляционный, дефляционный или же произойдет стабилизация роста цен на удобном для большинства уровне — совершенно непонятно, но наблюдать за этим будет интересно.

nnm.me
19.10.2017 317
Комментарии читателей
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?