Суббота, 26 Мая 2018 года
Издаётся с марта 1930 года
Алекс Гарин

Слесарь-инструментальщик

У папы на работе я никогда не была. «Туда маленьким нельзя. Там очень опасно», — говорили родители всякий раз, когда я начинала канючить, чтобы папа взял меня с собой на завод. Но я знала, что он на работе незаменимый человек, потому что именно он каждое утро выдавал рабочим инструменты на весь трудовой день: отвёртки, плоскогубцы, щипцы, зажимы, круглогубцы, гаечные ключи и многое другое, так как работал слесарем-инструментальщиком.
Я любила играть в папину работу, когда мы приходили с ним в гараж и ремонтировали мотоцикл. Он был у нас трёхколёсный с люлькой. Водила его мама, а папа чинил. Куда мы только на этом мотоцикле не ездили. Ранней весной в тайгу — за колбой, чуть позже в лес, где растут осины — за сморчками, это грибы такие. Летом на речку — на рыбалку, в поля — за ягодой, осенью в Точилино, там у нас был садовый участок — собирать урожай с грядок, а зимой мотоцикл стоял в гараже. И вот, начиная с конца зимы, каждый выходной мы с папой ходили в гараж ремонтировать мотоцикл. Для каждого инструмента был сделан специальный кожух с ячейками, где лежали отвёртки, лезвия для пил, свёрла, а болтики, гаечки, и другие мелкие детальки разложены по баночкам. Они не были подписаны, так как мы их знали назубок. Когда я оказывалась в гараже, мне казалось, что я попадала в подземный сказочный мир, в свой маленький заводик, и я была здесь повелительницей. Папа всякий раз разбирал мотоцикл почти полностью, а затем собирал, а я выдавала ему нужные инструменты. «Ключ на 8!», «Плоскогубцы!», «Отвёртку», — командирским голосом басил отец, и мгновенно в его руках оказывался нужный инструмент, потому что я не ходила, а летала по гаражу, стараясь выполнить команду как можно быстрее и чётче.
А дома в квартире у нас была темнушка, где к столу-полке были прикручены тиски, и мы с папой то сооружали клетку для птичек, то пилили рамку для аквариума, то подшивали валенки и ещё много чего творили полезного для себя, мамы и для других людей. «Золотые руки у твоего Евгения», — хвалили отца перед моей мамой её подружки, знакомые и соседи по саду.  А рук-то было не две, а одна. Кисть левой руки отец потерял на заводе, когда работал в горячем цехе, затянуло в станок и «отжевало». Так ведь он смог самостоятельно дойти до поликлиники, а уж там ему произвели ампутацию. Вместо кисти осталась культя. Он её не чувствовал, поэтому зимой она сильно замерзала, и кожа трескалась, кровоточила, а иногда инструментом ранил её, поэтому я связала ему специальную рукавичку для его культи.
Одно время я даже хотела стать слесарем-инструментальщиком. Но... «Это не женская работа, здесь нужна мужская сила» — говорила мама. — А ты девочка, а девочки должны уметь петь и играть на пианино». Вот я и стала музыкальным руководителем, пою и играю на фортепиано для дошколят. Но умения слесаря-инструментальщика применяю, если надо сделать мелкий ремонт музыкального инструмента или изготовить пособия для работы, ведь папа меня многому научил. А уж в домашней работе без ремонта не обойтись, и вновь идут в ход гвозди, молотки, плоскогубцы, гаечки, болтики...

Горина Ольга Евгеньевна
20.02.2018 953
Комментарии читателей
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?