Понедельник, 29 Мая 2017 года
Издаётся с марта 1930 года
Алекс Гарин

Политическая близорукость 3

3

Первый любил подобные мероприятия - с шумом, с кумачом, с президиумом, с торжественной дрожью в груди и с блеском повлажневших глаз. Как скаковая лошадь перед заездом, нетерпеливо бьющая землю копытом, Федюнин в разговоре с кем-либо переминался с ноги на ногу, покачивался с пяток на носки, нервно похохатывал и непременно хлопал собеседника по плечу и лопаткам. Он уже чуял носом запах пыльного занавеса, ладонями ощущал тёплую древесину трибуны, затихающий прибой затемнённого зала...
Есть толк упустить описание процедуры открытия слёта?- всё как всегда и везде. Правда, первый обкатал укореняющееся в партийной среде нововведение: избирать, помимо рабочего, ещё и почётный президиум, разумеется, во главе с дорогим Леонидом Ильичом.
Театральный осветитель во время неизменного пролога с мелодекламацией и песней <Там вдали за рекой>, то и дело выхватывал из полумрака световым лучом щуплую фигурку Колупаева, его взбитый чубчик и главное, Георгиевский крест, неестественно ярко блестевший на полувоенном френче. В эти моменты по рядам, как ветерок по листьям, пробегал изумленный говорок...
Красулин, закончив своё выступление, опустился на стул. Он почувствовал приступ изжоги - она с утра начала его помучивать. Шепнув на ухо первому, Красулин на цыпочках вышел за кулисы, достал пакетик с содой и, запрокинув голову, высыпал содержимое. Не найдя по близости воды он вышел в коридор.
<Всё идет по плану, и сюрприз им будет>, - подумал Красулин, предвкушая выступление героя Брусиловского прорыва. Сода, наконец-то подействовала, захотелось покурить... Когда он прокрался на своё место, микрофоном уже завладел Георгиевский кавалер.
- Родные мои, мудёр был Лексей Лексеич. Да и Лексеев,?- наш командующий фронтом. Ведь что удумали? Жахнем, говорят, в Галиции, там против нас австрияки одни. А австрияк, доложу вам, родные мои, вояка некудышный, трусоват, едри его... В начале так и вышло - попёрли недругов, а они, канальи, немчуру на передовую доставлять стали... Ну, а германцу стойкости не занимать - так на всё лето и застряли мы в галицийских болотах...
Как сейчас помню, в августе это было... шешнадцатого. Лексей Лексеич самолично нам с брательником эти кресты и повесил. Итальяшкам мы тогда своим наступлением шибко помогли. До сих пор бы молиться на нас макаронникам. Да, и лягушатникам за нас бы свечку поставить... в Верденах... вот...
Это так до Красулина дошли последние фразы Колупаева.
<С брательником? Во, чёрт! Анисимович про брата не говорил, - с досадой подумал Красулин. - Ладно, и одного крестоносца по уши, - успокоил он себя.
- Савелий Иванович, - перебил говорившего первый, - всё это хорошо, всё это, так сказать, наша история... Но война всё же была империалистической... неправой, так сказать. То ли дело Гражданская!
Первый  при этих словах даже рубанул воздух ладонью словно легендарной шашечкой и слегка подпрыгнул на стуле - прямо как в седле.
- Вы о своих подвигах в Гражданскую расскажите. Ну, если не о своих, то о подвигах ваших товарищей по классу, так сказать, и по оружию, - не унимался первый.
- И об этом хотите, родные мои, - с явным неудовольствием сказал Колупаев и энергично потёр ладонью лоб.
<Не любит когда перебивают>, - отметил про себя Красулин. <А первый тоже хорош - чего встревать, пусть старик шпарит, а то собьётся, стушуется. Он, поди, с тех пор и не делился воспоминаниями - прямо взахлёб наяривает>.
- Вот случай был... как раз с товарищами тогда и воевали, - встрепенулся дед. - Заняли мы оборону у Сосновки, как раз за крайними избами. Я у <Максима> первым номером был. А красные по балочке, по балочке обходить нас стали...
- Белые, Савелий Иванович, белые, - быстро шепнул на ухо старику Красулин.
- Ну, да... я и говорю: в обход затеяли. Я к хорунжию, говорю: <Степан...>
- К кому, к кому? Неужели не расслышал? - спросил вполголоса первый, нагнувшись к Красулину.
- Видимо, фамилия такая - Хорунжиев.
- ...Смекаю: просчитались вы, товарищи. Выкатываю пулемет на взгорок и... красные поняли...
- Белые, Савелий Иванович, белые, - закатив глаза и сквозь зубы поправил оратора Красулин.


Окончание следует

Александр Замогильнов
13.04.2017 73
Комментарии читателей
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?