Среда, 26 Апреля 2017 года
Издаётся с марта 1930 года
Алекс Гарин

Монолог непонятого человека

- Вот вы всё тут: взаимопонимание, взаимопонимание! Счастье - это когда тебя понимают, и всё такое... А я так скажу: мужчина и женщина - два различных, так сказать, космоса. Вот мы с Нюркой девятнадцать лет под одной крышей прожили, двух балбесов вырастили, а всё как будто на разных языках разговариваем.
К примеру, вчера, значит, прихожу я с работы, открываю бутылочку <Жигулевского> и на диван с газеткой. Лежу, почитываю, пивко потягиваю. Нюрка на кухне винегрет строгает.
Дочитал я <Комсомолку>, выкурил папироску. И что-то, поверьте, грустно мне стало, пообщаться захотелось с живым человеком. Захожу, стало быть, на кухню. Нюрка вся в трудах - руки в свекле и моркови, лицо в луковых слезах.
- Нюш, а Нюш, - говорю. - Вот лежу я, значит, на диване с <Комсомолкой>...
- С кем, с кем? - прерывает она. А из-под бровей - ну, прямо молнии.
- С газеткой, дурёха. Газета есть такая - <Комсомольская правда>! А ты что подумала? - Я стал горячиться не на шутку. - Да ведь и комсомолок-то давно уже нет. Опять же в моём возрасте?! Разве, что с членом месткома, - попытался сострить я.
- Во-во, - встрепенулась Нюрка, - все вы кобели беспутные!
- Ну, знаешь, Анна! - окончательно повысил голос я.
Сейчас поругаемся, думаю. А так хотелось общения, тихого разговора! Но, может, ещё не поздно? Мужик я или не мужик?! Надо брать инициативу в свои руки.
- Ты дашь мне сказать или нет? - сдерживая эмоции, но довольно твёрдо говорю ей.
В ответ она лишь утёрла рукавом глаза.
- Так вот, Нюш, в газете вычитал, что президента Билла Клинтона жена...
- Надо же, и у президента такая же история, как в тридцать второй квартире. Тамарка Витьку каждый вечер по щекам полощет.
- А причем здесь наши соседи? - возмущаюсь я бестактностью супруги. - Ты что, не слушаешь меня?
- Да слушаю, слушаю. За что била-то?
- Ну, с Биллом дело серьёзное. В пору, когда он был сенатором, к бабе одной приставал. Сексуальное домогательство, значит.
- Ну, за это я б не только била, башку бы оторвала, - сглатывая слюну, говорит Нюрка.
- Какую башку? - недоумеваю я.
- Сам же сейчас сказал, что жена била Клинтона...
- Да, конечно, - говорю, - Хилари Клинтон в весьма щекотливом положении, ведь...
- Да что они - из другого теста, что ли? - Нюрка уперла в бока руки. - Такие же, как мы. Разобралась по-семейному, и вся недолга.
- А как она разобралась? - Я уже стал думать, что эту историю и её последствия Нюрка знает лучше меня. Неужели газеты читает?
- Как, как? - передразнила меня Нюрка. - А как Тамарка с Витькой. Думаешь, за что она его валтузит? За Соньку из коммерческого. Витька там часами торчит, всю получку на шоколад изводит.
- Меня не интересует, кто и на что изводит свои деньги. Я просто хотел сказать, что в американской юриспруденции еще не было такого прецедента, когда...
- Да что ты мне мозги пудришь! - с вызовом выпалила Нюрка. - Случись это с тобой, окаянным, я б не только била, а убила бы.
- Что у Билла, - никак не врубаясь, спросил я.
- Не что, а кого. Тебя, конечно, политик хренов.
Вот так и поговорили. А вы - взаимопонимание, взаимопонимание!


Александр Замогильнов
29.03.2017 87
Комментарии читателей
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?