Вторник, 24 Октября 2017 года
Издаётся с марта 1930 года
Алекс Гарин

Фальшивка

Часть 3

* * *
Постепенно журчание речушки и умиротворяющее шелестение прибрежной осоки отвлекли Серёжу от невесёлых мыслей. Плавно переступая по разноцветной гальке, он вошёл в воду и побрёл вниз по течению. Мальчишка любил такие минуты, ему представлялось, что он ступает прямо на облака, которые, как клубы белоснежной ваты, отражались в воде, и что он сам становится невесомым. Как будто свершалось какое-то маленькое волшебство, и он оказывался в Зазеркалье, где все предметы поменялись местами.
Выбравшись на другой берег, Серёжа двинулся по глинистой дороге вглубь леса. Хранящая накопленное за день тепло пыль приятно расступалась под босыми ногами, просачиваясь тоненькими струйками между пальцев. Так далеко от дома мальчишка ещё не уходил.
А места между тем становились всё интереснее. Вот справа вплотную к дороге подступил участок горелого леса. Громадные обугленные стволы елей, как мачты погибших кораблей, возвышались над гребнями безбрежного таёжного моря. Мрачноватая картина пожарища сменилась осиновой рощей. Здесь шелестящие серебряными листочками, прямые, как частокол, деревья выстроились в правильном порядке, вытеснив за край своих владений другие породы деревьев. На покрытой невысокой травкой поляне Сергей заметил ягоды крупной земляники и только тогда понял, что сильно проголодался. Встав на корточки, мальчик стал жадно поедать ароматные плоды, постепенно удаляясь от дороги. Насыщение пришло нескоро, а земляника всё не кончалась. Несколько раз больно наколов пятки, Серёжа остановился и обнаружил, что совершенно не представляет, в какой стороне дорога. Тем временем теплый летний вечер плавно сменил день...
* * *
Появление Серёжи на деревенской тусовке не осталось незамеченным. Гришка подхватил Серёжу под руку и представил местному предводителю - Гапону.
- Это Серёга, дачник, мой друг. Он курево принёс! - легонько ткнув Серёжу в бок. Сергей вытащил из заднего кармана штанов завёрнутые в газету папиросы и протянул их Гапону. Тот, взяв одну папироску за мундштук, провёл ею под носом, как губной гармошкой, шумно втянул ноздрями воздух и изрёк: <Северо-ок! Закуривай, курачи! Кто не хочет, тот ...!> И Серёга впервые услышал слово, которое с таким негодованием потом восприняла из его уст мать. Папиросы мигом расхватали и, прикурив друг у друга, стали выпускать струйки дыма.
- А ты, дачник, почему не закуриваешь? На мою, затянись разок!
- Я не умею, - почувствовав, как заполыхали уши огнём, промямлил Сергей.
На самом деле прошлым летом он, неумело раскурив окурок сигареты, попытался вдохнуть дым. Эффект был настолько противен, что больше к экспериментам с курением мальчик не возвращался.
- Молодёжь! - покровительственно процедил предводитель. - Ну ничего! Научим...
Возвращался домой Серёжа, ослеплённый мерцающей в темноте, как громадный кошачий глаз, полной луной, сбивая с листьев черёмухи и гигантских лопухов холодные капли росы. Пытаясь заглушить противное жжение во рту и запах табака, на ходу жевал жёсткий, переплетённый нитями лист подорожника. Голова разламывалась на части от новых ощущений и мыслей о том, что он скажет матери. Но на удивление всё прошло гладко: мать ничего не заметила, не ругала за позднее возвращение, лишь спросила: <Ну, где твоя щука?>
До конца недели Серега ещё два раза умудрился под разными предлогами смыться на вечерние посиделки. Его уже не удивлял мат деревенских, папироса не казалась такой уж противной, хотя вдыхать табачный дым по-настоящему, взатяг, он пока не мог. Не краснел он и от сальных шуточек в адрес девчат и даже сам как бы невзначай провёл дрожащей рукой по кофточке, скрывающей высокую, упругую грудь Наташи. Понемногу Серёжа становился среди деревенских <своим парнем>.
Но неприятности уже поджидали мальчишку. После выходного дня он привычным движением пододвинул скамейку к одёжной полке и достал папиросы. Сергей уже хотел приступить к вскрытию пачки, но в этот момент его рот самопроизвольно открылся от изумления. Чёрным карандашом, прямо на голубом солнце, отцовской рукой было написано: <Засранец!> Он выронил папиросы из рук, как будто обжёгся. Затем подобрал и быстро возвратил на место. Где-то, чуть пониже затылка, нестерпимо жгло. Он представил разгневанное лицо отца, и страшно захотелось, чтобы время возвратилось назад, и чтобы не было встречи с Гриней, и больше не нужно было воровать папиросы, и чтобы не вырывались у него в разговоре с мамой нецензурные слова!
Сережа затаился, вёл себя тихо, безоговорочно выполнял все, даже самые неприятные поручения. Думал, может, пронесёт. Но тщетно! Разговор, которого он так не хотел, всё же состоялся. Получив на полную катушку, обиженный на весь белый свет мальчик выбежал из дома...

Окончание следует

Сергей Стрельников
29.06.2017 267
Комментарии читателей
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?