Вторник, 24 Января 2017 года
Издаётся с марта 1930 года
Алекс Гарин

Алкоголик

Вот ведь истина - чем дальше в лес, тем толще партизаны. Трудно понять эту жизнь вот так, с ходу. Ещё труднее - поразмыслив, пытаясь вникнуть. А уж совсем никак, внимательно изучив.
Есть такой весёлый раздел медицины - наркология. С одного бока обхохочешься, с другого наплачешься. Кто жил под одной крышей с наркоманом или алкоголиком, поймёт. Ну не вылечиваются они. Неизлечимые. Близкие бьются над ними, медики колдуют, общественные организации санкции применяют, даже силовики на них время и силы кладут. Вроде всё под контролем, на этом и конечная остановка. Результат не выше, чем содержимое слёзных желез кота.
Правда, справедливости ради, некоторые отказываются от алкоголя (под действием лечения или обстоятельств), но остаются алкоголиками. Не дай бог, попадёт на язык пара-тройка капель спиртного - и всё, как говорится, эта песня хороша, начинай сначала. К примеру, вышел абориген из запоя. Протрясло, проколбасило, оттошнило, всё нутро переболело после недельного небытия. Встал на ноги, улыбаться начал, шутить... жить, в общем. Как, говорит, хорошо быть трезвым. Да так убедительно говорит, примеры из жизни приводит, прямо осознание и раскаяние в одном стакане. Всё у него хорошо и на работе, и в быту. Перспективы, планы появились. Ан нет, проходит время и - баста, карапузики! Кто виноват? В чём причина? С какой такой стати он выбирает <плохо>, коли знает, как выглядит <хорошо>? Видать, без нечистого не обходится.
- Здравствуйте, Вы меня помните? Я весной лежал в отделении, Вы со мной занимались.
Из размышлений меня вывел мужчина средних лет. Среднего роста, крепкого сложения. Взгляд серьёзный, с оттенком тревоги.
- Я Вам ещё мушки для ловли хариусов связал.
Да, я вспомнил. Заядлый рыбачок-харюзятник. Я тогда на этой рыбалке и всю свою психотерапию строил. Мол, дело есть, водка тут помеха. В общем, как мог, пытался на позитиве заякорить, пугать расстройством здоровья... пустое. Да, вспомнил, он тогда мне несколько мух самовязанных и подарил на прощание. По виду, вроде, не в запое.
- К нам в гости? Или старые проблемы?
- Раскодироваться пришёл.
- ?!
- Рак у меня, операцию поздно, врачи сказали. Четвёртая стадия. Все легкие поражены.
Он сказал это спокойно и даже как-то буднично. Так, что я сначала не понял смысл сказанного. А ведь он совсем не изменился, только цвет лица с сероватым оттенком.
- Рецепт дали: сулема со спиртом. А мне спиртное нельзя, я закодированный. Последняя надежда, так сказать. Ну, я пошёл, зовут на процедуру.
На его лице мелькнула тень доброжелательной улыбки, и он пошёл по коридору уверенной твёрдой походкой. Однако, дядя кремень. Такого не запугать. Именно такие мужики вместе с китами землю держат на плечах. Только, видать, <костлявой> приглянулся.
Я дождался его на выходе.
- Знаешь, не всё потеряно, в истории медицины описаны случаи выздоровления от всех болезней, включая онкологию на последней стадии...
Моя речь была долгой и убедительной. Вот это я, правда, умею делать хорошо. Он слушал внимательно, не перебивая.
- Спасибо!
И протянул мне ладонь для рукопожатия.

Александр Серенко
18.12.2016 142
Комментарии читателей
Войдите на сайт, чтобы оставлять свои комментарии к материалам
Логин:
Пароль:

Регистрация    Забыли свой пароль?